Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:13 

Предел слышимости, авторы troyachka, Nat-al-lee

Big Who Bang
Название: Предел слышимости
Авторы: troyachka, Nat-al-lee
Бета: vlad.
Иллюстратор(ы): tikota
Персонажи/Пейринг: хуман!далек Сек, Вмешивающийся Монах, Джек Харкнесс, Рани, Десятый Доктор и некоторые третьестепенные канонные герои
Дисклеймер: все принадлежит ВВС, Fox и даже Джорджу Мартину, а мы так, рядом постояли
Тип: джен с намеками на слэш
Рейтинг: PG-13
Жанр: спин-офф, приключения, character study, кроссовер
Размер: макси, ~46.5 тыс. слов
Саммари: В дельфинарии проводили эксперимент: по команде дельфин должен был свистнуть, и только тогда получить рыбу. Сначала дельфин игнорировал команды, но потом разобрался, что от него хотят, и стал свистеть. Однако, когда ученые прослушали запись, то обнаружили, что на самом деле дельфин свистел при каждой команде, с самого начала, постепенно понижая частоты, пока не достиг пределов слышимости человеческого уха.
Примечания: фик написан на Big Who Bang 2015
Продолжение фика «Человеческий фактор», хотя можно читать и без знания первой части. Просто примите за данность, что в первой части авторы уползли героев. =)
Некоторые диалоги в финале взяты из серий канона — там, где это было необходимо.
Предупреждения: АУ, вписанное в канон (авторы уползли мертвых в каноне героев), местами херт-комфорт. Кроссовер с «Людьми в черном», «Светлячком» и кучей отсылок к разным фантастическим канонам, которые знать не обязательно.
Ссылка на пост иллюстраций: www.diary.ru/~bifwhobang/p204043969.htm
Ссылка на скачивание: doc | pdf | fb2 (без картинок) | fb2 (с картинками)

Давайте возьмем n членов. Нет, лучше возьмем больше, m членов.
Доцент кафедры математики КНУ им. Шевченко

— Четыре Великих Обета, — сказал он и даже зажмурился от злости.
— Пусть живые существа неисчислимы — я клянусь спасать их; пусть страсти необоримы
— я клянусь погасить их; пусть Дхармы неисчерпаемы — я клянусь овладеть ими;
пусть истина Будды непостижима — я клянусь постигнуть ее. Ну как, ребята?
Я говорил, что справлюсь. А ну-ка, тренер, выпускай меня на поле.
Джером Д. Сэлинджер. «Фрэнни и Зуи»


Эбернети, штат Техас
21 ноября 2016 г.

Полицию удалось спровадить сравнительно быстро. С местными жителями пришлось повозиться дольше, но и они вскоре разошлись по домам — Джей скормил им какую-то неправдоподобную чушь, которой люди охотнее всего верят. Труднее всего было с разнообразными гаджетами, которые имелись и у полиции, и у местных, но и с этим вышло справиться на отлично. Стемнело, и осенний холод воцарился даже здесь, в пустыне. Хотя ничего странного, Лорел вспомнила: именно в пустынной местности самый высокий контраст между дневной и ночной температурой. Днем было даже жарко. Она поежилась и втянула голову в плечи. Форменный черный костюм от холода совершенно не защищал.

Впрочем, бедняге, покоившемуся на дне кратера, уже точно не грозила перспектива замерзнуть.

— Ну и месиво, — сказал Джей, выдохнул густое, белое облако пара и вытянул шею, пытаясь рассмотреть то, что лежало на дне ямы, получше. Фонарик светил издевательски слабо — слабее того, что сделало кратер и убило неудачливого парня. — Эл, ты ж типа сможешь его опознать, этого чувака, которого пришибло? Он же весь обгорел.

Джей, конечно, строил из себя опытного агента, но в патологической анатомии разбирался из рук вон плохо.

— Черепная коробка, — стараясь говорить полюбезнее, ответила Лорел, которая никак не могла привыкнуть к своему кодовому имени, «Эл», — разбита вдребезги, в том числе и челюсти — видишь? Я не смогу опознать этого беднягу…

— Неудачника. С какой стати он торчал здесь посреди ночи? — вставил Джей.

— …без помощи судебного остеолога, — закончила Лорел. — У нас есть судебный остеолог?

— Давай сначала разберемся с тем, что его убило, — бросил Джей и подошел к краю ямы. Сухая каменистая почва начала осыпаться с глухим, мертвенным звуком. — В конце концов, я же полицейский, елки.

Сложно не разгадать тайну, когда убийца остается на месте преступления. Даже если убийца — маленькая белая коробочка, светящаяся изнутри. Коробочка, которая пролетела все слои атмосферы, как кубик, выпавший из детских рук на ковер — нетронутой, без единой царапинки, насколько можно было рассмотреть. Даже если она не из космоса… Но если судить по размеру кратера, вряд ли коробочка вывалилась из пролетавшего мимо самолета.

Белая светящаяся коробочка… Что-то знакомое. Очень знакомое.

— Я сейчас спущусь туда, — храбро сообщил Джей, — и достану эту штуку, а ты страхуй.

Он щелкнул затвором своего очередного внушительного оружия (и наверняка назвал его неправильно — сначала оно было флуктуатором, потом дезинтегратором, интересно, как Джей назовет его в третий раз?) и шагнул вперед.

— Эй, постой, торопыга, — сказала Лорел. Что же такое с этой коробочкой? — Ты уверен, что нам не нужно сделать что-нибудь до того, как достать ее?

— Это ты у нас судмедэксперт! Думай.

— Я не судебно-медицинский эксперт, — возразила Лорел, начиная сердиться, — я патологоанатом и не обязана помнить протокол сбора улик… Стой! Коробочка!

Это же было в уставе — ну, не совсем уставе: положениях о работе организации, маленькая сноска внизу. Лорел была достаточно любопытна, чтобы прочитать положения от корки до корки еще до того, как дать согласие работать там, а вот Джей… Джей вряд ли даже заглядывал в них. Не тот характер.

— Агент, который обнаружит где-либо куб с длиной грани около пяти дюймов, неразрушимый и излучающий световую энергию силой около одного люкса, должен немедленно сообщить о находке… — Лорел запнулась: память и здравый смысл на секунду вошли в конфликт. — Сообщить папе Легбе.

Джей, который замер на середине шага, обернувшись к ней, фыркнул и захохотал.

— А Барону Субботе, часом, сообщить не нужно? — сказал он.

— Нет, стой! — Лорел вытащила рабочий телефон — черный, очень плоский и, кажется, куда более современный, чем самые последние новинки Кука и его компании. — Это куб, светящийся и… Я же видела этот номер в телефонной книге!

Телефонная книга была уже заполнена, когда ей выдали это фантастическое средство связи — некоторые функции до сих пор оставались непонятными. Папа Легба? Папа Легба!

— Вот! — Лорел подняла телефон и сунула Джею под нос железобетонное доказательство собственной правоты. — Папа Легба. Номер в телефонной книге. Я звоню.

Джей вытаращил глаза и начал что-то говорить, но Лорел не слушала его. Она нажала на интерактивную кнопку с зеленой трубкой так осторожно, словно та по меньшей мере могла запустить ядерные ракеты, и поднесла телефон к уху.

С этой работой никогда не знаешь, что начнется потом.

В трубке защелкало. Зашелестело. Зачирикало, как будто вызов передавался с сервера на сервер, летя сквозь бесконечное пространство. А может, и время. Нет, чепуха, чушь. Ни одни из известных Лорел инопланетян не владели технологиями, позволявшими путешествия во времени, даже самые элементарные. Чириканье и шелест сменились вялым попискиванием — слишком быстрым для обычных гудков.

После кто-то поднял трубку.

— Слушаю, — сказал мужской, равнодушный (даже, наверное, ленивый) голос. Кажется, с южным произношением, а может, и нет.

— Мистер… — начала Лорел и растерялась. — Мистер… Легба? Меня зовут агент Эл. Мы нашли коробочку… Параграф восемнадцатый, сноска к пункту три…

— Белую? — Голос заметно оживился. — Она светится? И куда она прилетела?.. А, дорогая, не надо ничего говорить. Сейчас буду.

Телефон едва ощутимо задрожал в руке. Связь прервалась, но казалось, что нет, казалось, что к телефону тянется тонкая невидимая нить, по которой кто-то движется к ним, ориентируясь, как на свет маяка.

— И что он сказал? — нарушил молчание Джей. Он выглядел недовольным: еще бы. Жертва инопланетной технологии, устав, незнакомые влиятельные люди, о которых ему никто не удосужился сообщить — даже Кей. Особенно Кей. А сейчас даже и спросить не у кого. Какая ирония. — И кто это такой вообще?

— Понятия не имею, — честно ответила Лорел, но в этот момент вдали заурчал мотор и сверкнули фары. Джей взял оружие наизготовку. Фары быстро приближались, словно невидимый в темноте автомобиль ехал не по бездорожью, а по гладкому, отлично уложенному покрытию. Свет бил в глаза.

— Так быстро? Да ну ладно, — пробормотал Джей, щурясь от яркого света. Лорел и сама прикрыла глаза рукой: кем бы ни был этот папа Легба, он явно обожал эффекты. Машина затормозила прямо перед ними, фары погасли, и стало черным-черно.

Хлопнула дверь.

— Стой где стоишь! — выкрикнул Джей. У Лорел не получалось разглядеть — глаза никак не могли приспособиться к темноте, — но, кажется, он взял того, кто приехал, на мушку.

— Стою, — отозвался знакомый голос. В нем отчетливо звучала насмешка. — Только тебе сейчас позвонят, и ты опустишь свое грозное оружие.

Телефон в кармане Джея действительно зазвонил. Нежная трель официального вызова огласила пустыню, а еще стало гораздо лучше видно. Джей шумно вздохнул и полез за телефоном, стараясь держать незнакомца на мушке своего дезинтегратора-флуктуатора-бог весть что за оружия.

— Зед? — сказал он, прижав плечом телефон к уху. — Что? Тьху! Какое еще сотрудничество?! Да плевал я на правительство! С каких это пор мы работаем на правительство? Зед? Зед!

— Вы не работаете на правительство, а сотрудничаете с правительством, — сказал тот, кто приехал на машине — кстати, довольно раритетной, как будто даже из тридцатых годов, но слишком новенькой для настоящей. Высокий, чернокожий, достаточно симпатичный — насколько можно было рассмотреть. Почему-то он был одет в серый халат поверх костюма, но задавать вопросы по поводу одежды хотелось меньше всего. — Хотя я не думал, что сотрудничество заключается в том, что в меня будут тыкать молекулярным диффлукатором. Так, что тут у нас?

Он подошел к краю ямы, заглянул внутрь и присвистнул. Потом осторожно, бочком начал спускаться. Коробочка осветила его лицо — незнакомец выглядел заинтересованным и, пожалуй, встревоженным.

— Эй, что ты там забыл? — возмутился Джей. — Перетопчешь нам все улики!

Он все-таки опустил диффлукатор (почему-то Лорел была уверена, что незнакомец назвал его правильно) и щелкнул кнопкой фонарика, но тот отказался включаться. Скорее всего, сели батарейки.

— Какая гадость, — с отвращением сказал незнакомец, разглядывая останки. — Он не нашел лучшего места, чтобы погулять, этот идиот? Хм, хм… А ведь гиперкуб не должен такого делать… Почему он упал, спрашивается? Почему?..

— Мистер… Легба, — позвала его Лорел. — Вам действительно не стоило туда спускаться. Вы нарушаете протокол, и…

Незнакомец поднял голову и внимательно посмотрел на нее — а потом улыбнулся. Эта улыбка вызывала стойкое желание проверить, на месте ли кошелек — такой она была хитрой и, пожалуй, не подходящей этому человеку. Как будто ее сняли с чужого лица и пересадили сюда, но улыбка еще не решила, стоит ли оставаться в таком странном месте или лучше сбежать.

— Мисс Лорел Уивер, правильно? — спросил он, улыбаясь. — О, моя дорогая, вы были просто восхитительны в том деле с галактикой. Такой напор, такая удивительная креативность! Аркиллийцы были крайне благодарны за настолько квалифицированную помощь.

— Эй! — возмущенно отозвался Джей. — Это же я…

Но незнакомец его проигнорировал и продолжил говорить:

— И ваше руководство было весьма вами довольно. Считают, что вы — ценное приобретение для организации, и я с ними согласен.

— Да он тебе зубы заговаривает, — проворчал Джей, продолжая клацать фонариком — тот все так же не желал включаться. — Эй, мистер! Не знаю, как вас там, но у нас тут человека убило инопланетной фигней, а вы, кажется, в курсе, чья это фигня… то есть, коробочка! И кто в этом виноват.

— Это моя коробочка, — просто ответил незнакомец. — Вернее, она предназначалась мне… кажется. Но это несчастный случай. О Господи! Очень, очень жаль погибшего, я подумаю, что можно сделать.

Он наклонился и, брезгливо скривившись, извлек коробочку из той мешанины из грунта и тканей, в которую она наполовину зарылась. Коробочка в его руке засветилась ярче и, как ни странно, оказалась совершенно чистой.

— Несчастный случай, — протянул Джей, передразнивая незнакомца. — Все так говорят! И пистолет подбросили, и наркотики чужие. Я не вчера родился!

Незнакомец оставил этот выпад без внимания. Он разглядывал коробочку.

— Нам нужен судебный остеолог, чтобы опознать тело, — сказала Лорел. Ей тут же пришло в голову, что в ближайшем городке обитает от силы пара тысяч жителей — опознать покойного будет проще простого и без помощи эксперта, но незнакомец вскинулся и радостно ответил:

— О, да, это гениальная мысль, моя дорогая…

— Ее зовут Эл, а не «дорогая», — воинственно заявил Джей.

— Гениальная! У меня как раз есть нужные специалисты, — незнакомец сунул коробочку подмышку и вытащил из кармана телефон — старый и архаичный кирпич с длинной выдвижной антенной. Запищали кнопки.

— Алло. Джек? Срочное дело. Нужно опознать труп… Я что, тебя разбудил? — Незнакомец мягко и вкрадчиво рассмеялся. — Ну извини, извини. Это Техас, Эбернети, запрос придет… через час. И ты, конечно, знаешь условия.

Он замолчал. Голос того, с кем он разговаривал, возмущенно жужжал из динамика.

— Тебе все равно никто не поверит, — сказал в конце концов незнакомец и захихикал. Потом спрятал телефон и обернулся. — Так, ладно. Вы можете ехать, мои эксперты прибудут на место через полчаса.

— Твои эксперты? — фыркнул Джей.

— ФБР, шестой отдел. — Незнакомец выкарабкался из ямы и посмотрел на Джея сверху вниз с явным чувством превосходства. Джей вперился в него, выпятив челюсть и стараясь выглядеть повоинственнее. Они друг друга стоили. Мальчишки. Лорел хмыкнула.

— Шестого отдела нет, — отчеканил Джей.

— Есть, но ты об этом не знаешь, дорогой мой, — насмешливо отозвался незнакомец и отошел к машине. Джей дернулся, будто хотел поймать его за рукав, но замер с недовольным видом.

— Можете ехать. А можете подождать экспертов. Только не забудьте стереть им память, они не должны о вас знать, — сказал незнакомец и негромко хлопнул дверью. Заурчал мотор, фары брызнули в лицо ярким светом, машина попятилась, развернулась и покатила прочь.

— Не нравится мне этот Легба, — сердито заявил Джей. — Готов двадцатку поставить, что мы что-то важное упустили, а звонок Зеда — липовый!

Шум мотора оборвался. Стало тихо, будто машина растворилась в воздухе, а потом послышался мелодичный, стонущий звук. Лорел могла со стопроцентной гарантией заявить, что никогда раньше его не слышала, но он все равно казался очень знакомым. До странности. Звук растворился в ночной тишине — наверное, это голос какого-нибудь ночного животного. Мало ли кто может обитать в пустыне.

— Перезвони Зеду и проверь, — сказала Лорел. — Пф! Интересный парень. Кажется, мы многого не знаем о правительстве.

Джей с остервенением клацнул кнопкой фонарика, и тот наконец зажегся, выхватив из темноты края ямы и редкие колючие кустики, росшие вокруг. Следы протекторов доказывали, что незнакомец им не привиделся. Джей тяжело вздохнул. Ему это все явно очень и очень не нравилось.

— Ладно, сейчас позвоню, — проворчал он и полез за телефоном.

Теперь оставалось только дождаться экспертов.

***

Национальный парк Мьюир Вудс, Калифорния
22 ноября 2016 г.

С моря полз туман — плотный, белый и прохладный, как мороженое, — он стелился по земле, пряча корни гигантских красных секвой и редкие папоротники, и постепенно поднимался все выше. И, конечно, никого рядом не было. Оглядевшись напоследок, Мортимус осторожно прикрыл дверь. Не похоже, чтобы парк собирались оккупировать туристы. Слишком холодно и сыро, люди в такую погоду предпочитают греться дома — значит, можно не слишком спешить и не особо таиться.

Он вернулся к темной, почти погасшей консоли и, не торопясь, начал собирать инструменты, разбросанные по полу. Стабилизатор измерений уже лежал в кармане, а остальное можно будет снять и потом. Неисчерпаемый источник запасных частей — и, главное, совершенно бесхозный. Никто не придет и не заявит права на эту ТАРДИС; тем более, когда Мортимус нашел ее, она явно собиралась умереть прямо там, в Серебряных Пустошах, а допустить это было совершенно невозможно. Слишком ценная вещь… сущность.

ТАРДИС явно была гораздо новее его собственной, можно даже сказать, только со стапелей, модная и технологически совершенная игрушка незнакомой марки, но Мортимус ни при каких обстоятельствах не собирался менять свою — даже на такую. Тем более, что летать на бесхозной ТАРДИС было чересчур рискованно: несмотря на то, что хозяин ее наверняка погиб, она могла попытаться свести с ума похитителя. Даже открыть ее получилось случайно, хотя Мортимус и не хотел себе в этом признаваться. По сути, транспортное средство из этой ТАРДИС получилось бы никакое. Проще использовать ее как склад запчастей, замаскировав под что-нибудь долговечное и защищенное.

Например, под секвойю в национальном парке.

Насчет стабилизатора у Мортимуса были серьезные сомнения, но попробовать все-таки стоило. Вдруг получится подключить, несмотря на серьезную разницу в поколениях? Все-таки кустарный стабилизатор измерений — вещь ненадежная, а этот был явно аутентичным, галлифрейского производства. Лишь бы его ТАРДИС не разревновалась! Она могла: ей и так не нравилось это соседство, и пришлось оставить ее почти в полумиле отсюда, иначе она отказывалась материализоваться, вредничала и то и дело норовила промахнуться на пару десятков лет. Оглядевшись в последний раз — не забыть бы чего-нибудь, — Мортимус уже собирался выйти, но в этот момент в кармане задребезжал телефон.

— Нам нужно поговорить, — без приветствий, как всегда, сказал Сек. Его голос звучал как-то странно, и Мортимус хмыкнул.

— Ну хорошо, я не занят, — ответил он. — Пеленгуй. Буду ждать.

И нажал отбой.

Снаружи стемнело, все заволокло туманом, и Мортимусу даже пришлось несколько минут поискать свою ТАРДИС, замаскированную под информационный стенд. О новой он никому не рассказывал — даже Секу. Еще чего! Слишком большая ценность, и не стоило с ее помощью проверять хорошие отношения на прочность. Лучше проверить на прочность новый стабилизатор. Мортимус глубоко вздохнул, на всякий случай скрестил пальцы и полез под консоль. Все равно у Сека был свой ключ. Сам откроет, когда появится.

Новый стабилизатор подключаться закономерно не пожелал. Консоль искрила и наверняка ругалась бы что есть сил, если б могла, но Мортимус упрямо продолжал попытки. Почему-то очень хотелось его поставить и подключить, хотелось отвлечься от неприятного, пугающего любопытства, желания проверить кое-что другое.

Гиперкуб слабо светился на журнальном столике и, казалось, исподволь наблюдал за Мортимусом. Неизвестно, кто мог его отправить. Неизвестно, зачем и когда.

А вдруг это Доктор, и ему нужна помощь? А вдруг остался кто-то еще — живой и потерявшийся во времени и пространстве?

Нет, лучше об этом не думать, лучше заняться полезным делом. Мортимус выругался и раздраженно ткнул стабилизатор отверткой. Тот злобно зашипел в ответ и плюнул горячими искрами.

Хлопнула дверь, и в этот момент Мортимусу пришла в голову неожиданная идея. Он подтянул к себе пучок распределительных проводов и начал поочередно подключать их к стабилизатору.

И, кажется, обычно Сек не топал так громко.

— Куда ты ее дел? — раздался его голос, и Мортимус понял, что было не так: Сек говорил нарочито спокойно, даже чересчур — будто старался скрыть злость или раздражение. И о ком это он? Неужели о той милой девушке-агенте?

— Дел? — отозвался Мортимус, пробуя очередной провод. — Ее? Никуда. Оставил, где была, в пустыне. Даже не пригласил никуда, хотя, наверное, стоило бы…

— Что? — недоверчиво переспросил Сек и раздраженно застучал каблуком по полу. — Ты о чем?

— О мисс Уивер. Твоей новой находке. О Господи, да что ж ты делаешь!

Консоль снова возмутилась, засыпая все вокруг раскаленными искрами, и Мортимус прикрыл лицо. Нет, эти провода тоже не подходят. А если замкнуть контур через трансивер темпоральности? Так, это могло сработать…

— Оставь моих агентов в покое, — тихо сказал Сек. — Но я…

— Твоих агентов, — с сарказмом прокомментировал Мортимус и, затаив дыхание и заранее жмурясь, подсоединил провод. На этот раз консоль не стала возмущаться. Неужели получилось?

— Да, именно моих. И перестань делать вид, что ты не понимаешь, о чем я.

Мортимус осторожно подключил второй провод. Стабилизатор тихо и правильно загудел; впору было выдохнуть, сплюнуть через плечо и проверить, работает ли он. В крайнем случае всегда можно подключить старый и спокойно вернуться обратно в нужное время и место.

— А я не понимаю, о чем ты, — рассеяно ответил Мортимус. — Лучше взгляни, светится ли индикатор пространственного искривления.

Сек со свистом выдохнул. Злился он очень забавно — еще бы знать, из-за чего. Мортимус заправил провода на место, но вылезать из-под консоли не стал. Если Сека попросить объяснить, что случилось, он ни за что не станет этого делать — из дурацкого упрямства. В нем было гораздо больше от далека, чем Сек хотел бы признавать, но и человеческого хватало, в том числе и довольно неприятных черт. И все-таки был гораздо более надежный способ выяснить, что произошло, чем задавать прямые вопросы. Не ругаться же с ним, в конце концов.

— Мне некогда смотреть на индикаторы, — ответил Сек. Его ровный голос почти звенел от злости.

Что ж, тоже предсказуемый ответ.

— О Боже, — сказал Мортимус. — Ты действительно уникален. Я был убежден, что за несколько лет нельзя не научиться контролировать эмоции, но у тебя получилось блестяще.

Сек ожидаемо вспыхнул и взорвался — как маленькая сверхновая.

— Эмоции?! Эмоции?! — отрывисто выкрикнул он, повышая тон к концу фразы — прямо как настоящий далек. — Нет, я сделал логический вывод! Я долго думал! Во-первых, — Мортимус был на сто процентов уверен, что Сек в этот момент загибает пальцы, а еще размахивает щупальцами, как разозленная кошка хвостом, перестав наконец сдерживаться. — Во-первых… Вылезай оттуда, я не могу разговаривать с твоими ботинками!

— Вылезай из-под кровати, подлый трус, — пробормотал Мортимус.

— Что?!

— Ничего. Продолжай.

Щупальца Сека действительно стояли дыбом.

— Во-первых, задействованы технологии таймлордов, — сказал он, загнув палец. — Это не мог быть Доктор, значит, остаешься ты. Во-вторых, об этой планете никто, кроме меня, тебя и моих людей, не знал. В-третьих, — Сек обвиняюще ткнул рукой в сторону Мортимуса, — именно ты мог выбрать нужный момент, когда меня не будет на месте! К тому же, я не могу понять, зачем тебе это нужно! Нет никакого мотива, никакой логики — и поэтому я полностью убежден, что это твоя работа! Что ты с ней сделал? Объясни!

— Зачем ты на меня кричишь? — спросил Мортимус, стараясь говорить доброжелательно. Сек захлебнулся воздухом и крепко сжал губы, вперившись в него сердитым взглядом.

— Объясни, — повторил он уже спокойнее.

— Неполная индукция не может считаться логическим аргументом, знаешь ли, — сказал Мортимус. — Нет логики — и значит, это я виноват! Прекрасно! Ты сам понимаешь, как глупо это звучит?

Сек упрямо и недоверчиво покачал головой, но ничего не сказал.

Мортимус вздохнул. Нет, все-таки лучше спросить прямо.

— Что у тебя случилось?

— Ты действительно не знаешь? — Сек вдруг опустил голову и ссутулился, сразу став ниже ростом, но тут же расправил плечи и сердито выпрямился. — Моя… наша планета пропала. Просто взяла и исчезла.

А вот это уже было любопытно. Весьма любопытно! Мортимус оглянулся на гиперкуб; тот продолжал мирно светиться, вызывая чертову уйму вопросов. Скорее всего, обычное совпадение, совершенно не связанные друг с другом события, но… Но за долгие годы жизни Мортимус видел и не такое. Планета исчезла не по его вине, он это знал наверняка. Именно поэтому и хотелось проверить, в чем там дело. А заодно протестировать новый стабилизатор.

Сек проследил за его взглядом и мрачно спросил:

— Откуда у тебя гиперкуб?

— Прилетел, — ответил Мортимус. — Вчера.

Сек дернул щупальцами.

— Может быть, он как-то с этим связан? Планета тоже пропала вчера. Я летел сутки…

— Так ты не на своей кустарной машине времени? — спросил Мортимус. О Господи, хорошо, что в парке сейчас нет посетителей, потому что на ночь оставаться запрещено! Слухи об НЛО в Калифорнии были бы сейчас весьма и весьма некстати. Хотя, кажется, на его корабле стоял режим «стелс».
— Нет. На катере, по пеленгу. Машина осталась на планете, и это очень плохо! Если она попадет в чужие руки…

Сек покачал головой и снова окинул Мортимуса недоверчивым, подозрительным взглядом.

— Я знаю, ты любишь… исказить информацию. Скажи: это ты сделал или нет? Только честно.

— Когда это я тебе врал? — обиделся Мортимус. — Могу поклясться, что ничего не делал с твоей планетой и впервые узнал о том, что она пропала, от тебя.

Получилось двусмысленно, и он быстро добавил:

— Я не имею к этому совершенно никакого отношения. Честное слово!

Сек поморщился и отошел к консоли, начал внимательно рассматривать ее, словно видел впервые, его щупальца продолжали нервно подрагивать.

— Индикатор горит, все нормально, — сказал наконец он и тяжело вздохнул. — Я понимаю, ты бы мог исчезнуть в любой момент, если бы захотел.

О, ну наконец-то какой-то проблеск разума. Мортимус криво улыбнулся.

— Правильно понимаешь. Я это могу сделать всегда.

Сек задумчиво побарабанил пальцами по консоли.

— Но ты дождался и даже… Хм. Хорошо. — Он порывисто обернулся к Мортимусу; на его лице застыла странная смесь надежды, недоверия и решимости. — Хочу, чтобы ты посмотрел на это. У меня нет с собой нужных приборов. Не думал, что понадобится, рутинная поездка за материалами.

— Все твои… подопечные остались на планете? — уже зная ответ, спросил Мортимус. — О Господи, действительно неприятно.

На секунду представив, что так исчезла бы — вдруг, без предупреждения, — Земля, со всеми задумками, наработками, планами и схемами, повинуясь чьей-то неизвестной воле (хотя он-то бы наверняка выяснил, кто в этом виноват, и гораздо скорее), Мортимус дернул плечами. Неприятно, и правда. Хотя Земля, судя по косвенным фактам, действительно исчезала — еще когда он был в старом теле, — но тогда он этого не застал: отправился в недолгую поездку, которую даже путешествием не назовешь. По сути, ему надо было скрыться на несколько земных лет, не сидеть же на месте, заперевшись? Потратил пару дней, развеялся, заодно и ТАРДИС нашел. Все на пользу. И вообще, иногда то, чего не видишь и о чем не знаешь, действительно не существует.

Заодно надо протестировать стабилизатор. Очень удобный повод: можно даже не перемещаться во времени. Проверить сначала точность попадания в нужную пространственную точку.

Сек молчал, выжидающе глядя на него.

— Ох, ну хорошо, — сказал Мортимус. — Сейчас посмотрим, что случилось.

— Не хочешь сначала открыть гиперкуб? — спросил Сек.

О, да. Очень хотелось проверить, узнать… Мортимус оглянулся: гиперкуб, кажется, засиял ярче — нет, показалось. Любопытство бурлило в крови, стучало в унисон с двойным пульсом.

— Нет, — коротко ответил Мортимус и отвернулся к консоли. Знакомый маршрут, хотя на планете, которую заняли новые далеки, он бывал всего пару раз. Рассказывать о стабилизаторе и о проверке не стал: слишком долго объяснять, слишком высокий шанс, что Сек догадается о припрятанной ТАРДИС.

Что до стабилизатора, то, вопреки ожиданиям, тот сработал без всяких проблем. Дематериализация прошла нормально, и ТАРДИС не возражала против новой детали — что, кстати, бывало крайне редко. Мортимус даже напрягся — слишком уж гладко все получилось. Это Сек мог себе позволить не быть суеверным — с его-то узким мировоззрением и специфическим опытом, — но таймлордам было известно слишком многое. Мортимус скрестил пальцы и затаил дыхание.

ТАРДИС вынырнула в нужной точке без проблем. На экране сканера было все в порядке — только планеты, которая раньше кружилась вокруг маленькой желтой звезды, не было на своем месте.

— Видишь? — взволнованно и одновременно сердито спросил Сек. — Ее просто… нет!

Действительно. Мортимус сжал губы и защелкал тумблерами: такое изменение не могло не сказаться на гравитационной стабильности системы, но…

Но не сказалось, и это было очень, очень странно. Планеты не падали на звезду, звезда не сдвинулась с орбиты. Ничего не изменилось.

Генератор гравитации, как самое простое и рациональное объяснение, Мортимус отмел почти сразу. Хотя бы потому, что тот должен был вращаться вокруг звезды, маскируясь под комету или небольшой астероид, и излучать довольно сильное энергетическое поле, но ничего подобного здесь не наблюдалось. Вообще никаких силовых или энергетических полей, никаких следов активности примитивных разумных рас вроде сонтаранцев или мангалоров, и это… пугало.

— Ты видишь? — повторил Сек. Он стоял за спиной, заглядывая через плечо — кажется, пытался рассмотреть показания приборов, и Мортимус шагнул в сторону.

— Вижу. Никаких следов… — пробормотал он и подкрутил тумблер поиска темпоральных возмущений. Может… может… Да!

На экране запульсировала слабая линия, едва заметная — след… старый? Не слишком, иначе бы и эти остатки растворились, но явно не вчерашний. Это было еще интереснее.

Сек хищно нырнул вперед, наклонился к экрану, возбужденно шевеля щупальцами.

— Есть что-нибудь? — спросил он с надеждой.

— След Тандокки, — пробормотал Мортимус. — Слишком слабый, хм, хм-м-м… Дай подумать…

Он быстро прикинул в уме коэффициент — не так уж давно по объективному времени.

— Твоя планета пропала семь-восемь лет назад, — констатировал Мортимус и выпрямился. — Ты, конечно, спросишь, почему не вчера, но…

— Я разбираюсь в теории времени не хуже тебя, — сухо перебил его Сек. — Если планету изъяли восемь объективных лет назад, но субъективно похититель сделал это вчера, то все понятно. Давай вернемся на восемь лет и посмотрим, кто это сделал.

— Время нелинейно. По сути, оно такое… шарообразное, — Мортимус взмахнул руками, изображая время наглядно, но тут же понял, что его лекция не пригодится, и с сожалением прервался. — Ну и хорошо, что тебе не надо ничего объяснять.

Не было ничего проще, чем вернуться на несколько лет назад в ту же пространственную точку. Всего-то повернуть пару тумблеров, сложнее будет точно рассчитать время исчезновения, но след Тандокки и это упрощал — с его помощью ничего не стоило вычислить отправную точку. Но Мортимус медлил. Ему вдруг стало страшно — непонятно почему, без видимых причин. Хотя почему без причин? Тот, кто мог украсть планету, был достаточно могущественным, чтобы перемещаться во времени, обладал высокими технологиями, знаниями…

Слишком много в вселенной было существ, которые имели возможность это сделать. Мортимус понял, почему Сек обвинил именно его — все в первую очередь указывало на вмешательство таймлордов. Но Галлифрей уничтожен, а Доктор не станет заниматься подобными вещами, с его-то моральным кодексом… Но Мастер мог, и запросто. В его гибель Мортимус верил слабо. В первый, что ли, раз? Гиперкуб служил отличным доказательством — Мастер-то и мог отправить его. Мортимус крепче сжал челюсти, скрипнув зубами. С одной стороны, это вызов, на который нельзя не ответить. С другой…

— Ты не хочешь этим заниматься, — ровным тоном подытожил Сек. — Ты боишься.

— Не надо пытаться спровоцировать меня! — огрызнулся Мортимус. Он еще не решил, ввязываться в эту авантюру или нет. Мастер — самое меньшее зло из представлявшихся вариантов. Стражи, Великий Разум, другие сверхъестественные сущности — божества, которых забыли, или которые стали реальными благодаря слепой и безоговорочной вере в них, — эти версии были куда хуже.

Огромный соблазн сказать Секу: «Разбирайся с этим сам» становился с каждой минутой все больше и больше, раздуваясь, как перепуганный пеладонский сквирт.

— Я и не пытаюсь, — мрачно ответил Сек и наклонился к экрану, на котором продолжала едва заметно пульсировать, дрожа, линия следа Тандокки. — Знаю, что ты мне ничего не должен и я не могу указывать тебе. Но если это опасно, то я готов… сделать все сам. Ты только доставишь меня в нужную точку.

Мортимус вздохнул. Как знакомо! Он точно знал, что пожалеет об этом решении. Никаких сомнений.

— Не будь таким пафосным, — ответил он сердито и шагнул вперед, к консоли. — Мне самому интересно, в чем здесь дело. Господи всемогущий, надеюсь, что это не будет что-нибудь совершенно непобедимое! Ты даже не представляешь, кто может стоять за всем этим!

Он всмотрелся в показания приборов и настроил нужное время. Исходная точка в пространстве — та же. Слишком просто все получалось, а это значило…

— Ну, с Богом, — сказал Мортимус.

Но ТАРДИС вдруг вздрогнула и застыла. Мелькнула мысль, что проблема в стабилизаторе — что он, наконец, вошел с системой в конфликт, что они болтаются где-нибудь в воронке, и все решается простой заменой, но тут замигала центральная колонна, а это нельзя было объяснить такой банальной причиной.

— Что-то не так, — сказал Сек.

— Да уж очевидно, что нет! — выкрикнул Мортимус. Он защелкал тумблерами: никакого эффекта! Ноль! Колонна мигала, как рождественская елка перед апокалипсисом — хаотично и безнадежно, вот-вот погаснет совсем. Временной ротор стонал, заикаясь, как заевшая пластинка. Они застряли неизвестно где, неизвестно как — сканер отказался включиться. Кажется, они даже не смогли попасть в воронку.

— Что я могу сделать? — спросил Сек.

— Не мешать! — рявкнул Мортимус.

О да, только этого не хватало! Интуиция говорила не лезть — но он полез, захотелось приключений. Любопытно стало! Давно пора оставить дурную привычку впутываться в проблемы из-за других — пускай даже это хорошие знакомые! Своя рубашка ближе к телу! А, никакого толку говорить это сейчас, когда все уже случилось! Мортимус пнул консоль и ожесточенно дернул за рычаг.

— Ну, давай, дематериализуйся! — пробормотал он. — Ну давай, дорогая, не вредничай, еще немножко!

Но ТАРДИС только слабо подергивалась, будто что-то поймало ее и держало на месте, не давая сдвинуться. Такое могло быть только…

Только если их поймало в альтернативный временной поток. Колею. Хорошо хоть не в петлю!

— Открой дверь! — бросил Мортимус Секу. Тот послушно сдвинул рычажок, дверь с тихим шумом отворилась. За ней вместо звезд и космоса — да что там, даже вместо временной воронки! — стояла белая плотная стена. Туман. Или паутина.

Мортимус протянул руку и тут же отдернул: паутинки с тихим треском лопались на кончиках пальцев. Он зажмурился и глубоко вздохнул. Захотелось громко выкрикнуть что-нибудь неприятное, злое и обидное, хотя это и было глупо, бессмысленно. Но хотелось слишком сильно, и он открыл глаза и погрозил паутине — и тому, что было снаружи — кулаком.

— Я все равно найду способ, слышите? — заорал Мортимус. — Ничего вы со мной не сделаете. Ха! Никогда! Понятно вам? Понятно?!

Он развернулся на каблуках и подбежал к консоли, подхватив по дороге гиперкуб.

— Я найду способ, — бормотал он, тыкая куб тестером и быстро внося показатели в еле живую, но пока еще работавшую систему. — С маяком… С маяком можно попробовать. След Тандокки!

Слова не успевали за мыслями, и Мортимус замолчал, настраивая новый маршрут. Если ТАРДИС не могла сдвинуться сама, то можно было попробовать триангуляцию: вывести ее по временному потоку в определенный момент. След Тандокки, гиперкуб и какая-нибудь произвольная точка… да хоть бы эта звезда, вокруг которой вращалась планета Сека. Рискованно, но…

— Я не хочу тебе мешать, но что ты собираешься сделать? — спросил Сек, и Мортимус отмахнулся. Объяснять было слишком долго.

— Убраться отсюда, — бросил он. — А заодно найти того мерзавца, который это сделал… Я — я! — этого так не оставлю.

Гиперкуб вдруг ярко засветился — так, словно собирался открыться, но тут же погас. ТАРДИС дернулась, дернулась снова и снова, а потом центральная колонна ярко вспыхнула, временной ротор поднялся и опустился. Кажется, ТАРДИС вырвалась из плена и успешно дематериализовалась. Но теперь Мортимус не знал, куда она попадет в следующий раз. Он направил ее к началу следа Тандокки — отправной точке всего безобразия. К старту, не к финишу. Вряд ли похититель этого ждет.

— Спасибо, — сказал Сек.

— Не за что пока, — ответил Мортимус и скривился. Злость прошла так же быстро, как и началась, и теперь хотелось бы вернуть все как было, но только было уже поздно. ТАРДИС не остановится, пока не доберется до нужной точки во времени и пространстве. — Совершенно не за что.

***

Малая Интера
седьмой год правления Великого Калика

— И последнее, — сказал куратор Сорен, не поднимая взгляда. Из-за этого подчеркнутого пренебрежения Осгрил почувствовал себя еще ничтожнее. За два года на службе пришлось всякое повидать и много перед кем согнуть спину, но никто не умел одним только видом поставить на место лучше, чем Сорен. — Для вас это возможность продемонстрировать не только таланты и способности, но и служебное рвение. Слишком сложное поручение, каюсь…

Сорен наконец оторвался от разложенных на столе отчетов, по старинке напечатанных на рулонах бумаги, и смерил Осгрила внимательным взглядом.

— Вы готовы? — спросил он равнодушно.

У Осгрила зашумело в ушах. Он будто стоял у высокой-высокой лестницы, уходящей в небо, в серые густые облака, где его ожидал невидимый пока еще успех. Это первый шаг. Самый первый из многих.

Всего два года прошло — значит, он действительно подает надежды!

— Сам готов исполнить любое поручение на благо планеты и Великого Калика, — быстро ответил Осгрил. — Сам заранее согласен.

В глазах у Сорена что-то мелькнуло — то ли насмешка, то ли сочувствие, — но Осгрил отбросил сомнения в сторону, расправил плечи и с готовностью посмотрел на своего начальника. Тот спокойно кивнул, будто и ждал подобного ответа.

— Из пятьдесят седьмого и семьдесят второго секторов, — начал куратор и снова опустил голову, вернувшись к документам, — невовремя поступили отчеты о расходовании бюджетных средств. В первом случае задержка составила пять дней, во втором — документы не поступили до сих пор.

Осгрил подобрался. Нарушение неслыханное: старший куратор сектора за такое должен быть немедленно смещен, а возможно, и арестован. Если же проверка покажет перерасход или нецелевое использование… О, проверку стоит провести по высшему разряду! Потрясающая ответственность! И власть. Неожиданно упавшая прямо в подставленные ладони. В ушах снова зашумело от волнения, и потому начало фразы Осгрил не расслышал.

— … с семьдесят второго. Вероятно, там будет на что посмотреть. Пятьдесят седьмой ссылается на какие-то мифические вещи, вы отправитесь к ним после выполнения текущей задачи. Я дам вам эскорт и полномочия. Распорядитесь ими разумно.

Сорен замолчал, но явственное «или» повисло в воздухе. Распорядитесь полномочиями разумно, или карьера будет окончена навсегда. Осгрил коротко, с готовностью кивнул.

— Мифические вещи… — не глядя на него, пробормотал куратор и расправил новый свиток. — М-да.

— Сам готов провести проверку и, при необходимости, расследование, — отчеканил Осгрил.

Куратор посмотрел на него одним глазом.

— Хорошо, младший… ведущий специалист Осгрил, очень хорошо. — Он ловким и незаметным движением вытащил из кипы бумаг на столе чип-карту и протянул ее Осгрилу. — Вот ордер. В управлении делами закажите транспорт. Охрана уже предупреждена. Идите. Вы свободны.

Осгрил еще раз коротко кивнул, двумя пальцами взял ордер — карточка была холодной и почему-то липкой.

— Сам оправдает высокое доверие. Благодарю!

Когда автоматическая дверь с негромким шумом закрылась, и куратор не услышал бы его, Осгрил первым делом открыл рот, чтобы заорать от радости. Но не стал.

Чиновнику девятого ранга не пристало кричать и прыгать, как школьнику. Будущему чиновнику девятого ранга, стоило добавить, но это всего лишь формальности, мелочи. Он справится!

Осгрил улыбнулся, внимательно посмотрел на ордер еще раз и бережно сунул его во внутренний карман. А потом поспешил в управление делами.

Наконец-то повезло!

***

ТАРДИС материализовалась с нехарактерным для нее скрипом. Мортимус, крепко сжав губы, отчего его лицо приобрело непривычно серьезный вид, склонился над консолью и защелкал рубильниками. Сек еще недостаточно хорошо знал эту часть консоли, но подозревал, что она служила для настройки отложенных во времени команд.

Он посмотрел на сканер, но тот не работал. Дата и время на дисплее отображались некорректно: галлифрейские символы сплелись в какую-то абракадабру. Хотя, может быть, Сек просто не мог понять контекст.

— Ну вот, — то ли веселым, то ли сердитым тоном произнес Мортимус. — Теперь она без нас не улетит. Будет ждать.

Он широко улыбнулся, сверкнув белыми зубами. Сек почему-то вспомнил, как Мортимус грозил кулаком непонятно кому — то ли сверхъестественным существам из мифологии таймлордов, то ли реально существующим врагам, — и представил длинную цепь рекурсии. Сначала таймлорд грозит полубожеству, то — более серьезному божеству, а уже то — предводителю пантеона, а предводитель, отчаявшись добиться отклика от паствы, грозит кулаком неким абстрактным гуманоидам, которые, в свою очередь… Да. Сек нехотя улыбнулся. Такая рекурсия вполне имела право на существование.

— Мы быстро добрались, — сказал он.

— Возможно, еще нет, — ответил Мортимус. — М-м-м… Я бы не стал надеяться, мой друг, что мы уже на месте. ТАРДИС может останавливаться по дороге, сбитая с толку временными аномалиями, но будет двигаться к цели в любом случае. Если это аномалия, ей понадобится несколько часов на настройку маршрута. Пока нас нет, она не улетит, так что можно выйти и все проверить. — Он глубоко вздохнул. — Тебе сделать ингибитор, или…

— У меня есть голографический модификатор внешности, спасибо, — сказал Сек. Мортимус, как и все таймлорды, страдал комплексом бога — хотя, в отличие от остальных (не считая, конечно, Доктора), никогда по-настоящему не относился свысока к другим разумным существам. В этом чистоплюйстве и снобизме таймлорды были слишком похожи на далеков. Разница была только в средствах, которые те и другие использовали. Исчезающе малая разница.

— Действительно, — сказал Мортимус до отвращения радостным тоном. Разумеется, для него это все лишь забавное приключение. Сек понадеялся, что таймлорд не станет усложнять себе задачу, чтобы получить больше удовольствия от поисков. — В крайнем случае, всегда можно стереть кому-нибудь память.

Сек глубоко вздохнул. Усталость и бессонная ночь напоминали о себе; механизм временного пеленга катера был слишком несовершенен, больше похож на манипулятор воронки, только рассчитанный на перенос большей массы и объема. Если бы у него была собственная ТАРДИС… но это очень вряд ли.

— Готов отправляться? — спросил Мортимус. — Я уверен, что мы не найдем похитителей на этот раз, но вдруг?

— Готов, — ответил Сек мрачно и включил модификатор. Лицо и щупальца неприятно закололо, но теперь никто, кроме разве что таймлордов, не узнает его.

Страх всегда бывал разным. То горячим, сильным, толкающим на неразумные поступки — его легко можно было спутать с гневом; то противным, поднимающимся дрожью из живота, а то холодным и почти ощутимо тяжелым. Сейчас страх был ледяным и твердым. С ним нужно было бороться.

— Ну так пойдем, — сказал Мортимус. — Позаимствовал внешность у своего агента? Лицо знакомое.

— Да, — коротко отозвался Сек и после короткой паузы добавил: — Агент Эс согласился поделиться голографическим подобием.

— Ты у них еще и разрешения спрашиваешь? — Мортимус фыркнул и потянул рычажок на консоли. Двери открылись. Снаружи потянуло холодом, и Сек поежился. Планета, которую они выбрали для колонизации — и которая пропала, — обладала удивительно мягким климатом. Эта, очевидно, нет.

Мортимус выглянул наружу.

— Прекрасная погода! — радостно сказал он. — И, кажется, планета мне знакома. Архитектура очень специфическая… Если это можно так назвать. Идем. И закрой за собой.

Сек, втягивая голову в плечи от порывов холодного ветра, запер дверь ТАРДИС. Маскировочный механизм превратил ее в полусферическую, голубовато-серую бетонную будку, покрытую сетью трещин. Таких вокруг было много — большие и маленькие, округлые полусферы, похожие на пузыри в ванне, громоздились одна на другую. Их оплетали черные металлические лестницы. Это был большой город — возможно, охватывающий всю планету.

Город лежал в руинах.

Мортимус, спрятав ладони в широких рукавах, стоял в стороне, посреди полузасыпанной улицы.

— Тут была война? — спросил Сек.

— Не знаю, не знаю, — задумчиво ответил тот.

Ветер монотонно выл на одной ноте, гнал мелкую пыль, которая тут же, как назло, попадала за шиворот. Спина зверски зачесалась. Сек дернул плечами и крепче сжал губы. Если потерпеть, подождать, это неприятное ощущение пройдет само.

Мортимус медленно пошагал вперед, под его ногами похрустывали бетонные осколки.

— Жителей отсюда эвакуировали, — предположил Сек, догоняя его. Идти было теплее, чем стоять на месте.

— Трупов нет, — сказал Мортимус. — И не похоже, чтобы здесь применялось тепловое или лучевое оружие. Звуковое — может быть… Это явно Малая Интера, унылая планетка… хотя технически довольно развитая. Шестой уровень.

Сек пожал плечами. Планета походила на стереотипный постапокалиптический пейзаж, каким его представляли в некоторых культурах — не хватало только каких-нибудь человекоподобных монстров, которых так любили пугаться люди и другие разумные гуманоиды. Эффект зловещей долины, так, кажется, это называлось?

Память услужливо подсунула воспоминания о тысячах тысяч других таких же планет, сожженных, покрытых развалинами; таких же улиц, наполовину засыпанных обломками, по которым он шел… передвигался. Привычная и незаметная тяжесть дезинтегратора, прятавшегося под пиджаком, неожиданно стала вполне ощутимой. Голова слегка закружилась, и Сек глубоко вздохнул, пытаясь отогнать неприятные мысли о прошлом.

Они всегда появлялись невовремя.

— Хочешь сказать, это медвежий угол? — спросил Мортимус. Он чаще всего неправильно толковал выражения лица Сека, хотя и считал себя экспертом. Сек не стал ему возражать. — Это, конечно, не галактический центр, но и не какая-нибудь Андрозани. Вот уж где дыра! Планеты, на которых добывают полезные ископаемые, никогда не отличались высоким уровнем комфорта, не говоря уж о гуманитарном развитии… Стой! Слышишь?

Сек замер. Он ничего не слышал, но полагаться на слух было бы глупо — особенно в сравнении с таймлордом.

— Как будто топот, — сказал Мортимус напряженным голосом.

Теперь и Сек услышал отдаленный грохот. Действительно, словно по бетонным обломкам топала сотня ног. На звук мотора не похоже. Сек сунул руку под пиджак и сжал пальцы на рукоятке дезинтегратора.

Может, это и не слишком высокоразвитая планета, но войны стимулируют прогресс. Кроме того, может, те, кто опустошил Малую Интеру, причастны и к другим… проступкам? Например, к похищениям? Ярость — знакомое чувство, почти не требовавшее анализа и осмысления. Сек вытащил дезинтегратор и взял его наизготовку. Топот уже был слышен совершенно явственно — и направление, откуда он доносился, тоже не вызывало сомнений. Бежали со стороны ТАРДИС.

— Прячемся! — прошипел Мортимус и дернул Сека за рукав. Тот отмахнулся.

— Я их остановлю, и посмотрим, — сказал Сек тихо, — кому нужно будет прятаться.

Мортимус фыркнул и отошел к засыпанной крупными кусками стен обочине.

— О, Господь всемилостивый, — сказал он, и это дурацкое воззвание к потусторонним силам показалось Секу до странного искренним. — Не глупи. Это же Малая Интера, и…

Топот стал оглушительным. Из-за поворота на их улицу вылетела плотно сбитая, серая толпа, казавшаяся монолитной — но состояла она из крепких и коренастых гуманоидов с некрасивыми длинноносыми лицами. Сек прицелился в бегущего впереди.

— Стоять на месте! — выкрикнул он.

— Уйди с дороги! — крикнул ему Мортимус. Гуманоиды бежали, не сбавляя темпа, как перепуганное стадо, как кучка неразумных существ. Если подстрелить их лидера…

Сека затошнило. Убивать кого-то просто так не хотелось, даже думать об этом было неприятно. Они должны остановиться и без радикальных действий… Сек вспомнил, что прячется под личиной молодого и безобидного на вид агента Эс, и отключил голографический модификатор. Это должно их отрезвить. Его настоящий облик.

Но толпа продолжала надвигаться на него.

— Это же Малая Интера! — повторил Мортимус громко и сердито, а потом стремительно подошел к Секу и оттолкнул его в сторону. — Не будь иди…

Толпа в этот момент неожиданно поднажала, ускорилась и врезалась в них всей своей плотной массой. Сек полетел назад, небо кувыркнулось, а потом в спину ударилась земля. Больно не было — просто все разом потемнело.

Секу показалось, что очнулся он почти сразу, но, видимо, нет — стало холоднее, стемнело и ветер усилился, а спина все-таки заболела, и сильно. Он поднялся на ноги и с трудом выпрямился. Таймлорд, а заодно и толпа непонятных гуманоидов исчезли, будто их и не было.

Сек подобрал выбитый из руки дезинтегратор и быстрым шагом направился к тому месту, где была припаркована ТАРДИС. Благо, ориентироваться здесь, несмотря на разрушенные здания, было просто. Он не хотел верить, что Мортимус может так поступить с ним, но таймлорды слишком непредсказуемы и нелогичны…

ТАРДИС была на месте — там, где они оставили ее. Почему-то она казалась более яркой, чем окружавшие ее полусферы заброшенных зданий, словно стремилась подчеркнуть свою не-принадлежность к этому упадку — хотя бы так, едва заметно. Сек покачал головой. Конечно, Мортимус мог просто уйти куда-нибудь. И бросить его без сознания? Слишком неразумно, даже таймлорд бы не поступил так. Вероятнее всего…

Сек зажмурился. Холодало с каждой минутой, и оставаться на месте становилось все труднее. Судя по всему, возвращаться в ТАРДИС не стоило — она могла отчалить в любую минуту в поисках следа Тандокки. Нужно найти ее хозяина. И почему Мортимус так упирал на то, что это — Малая Интера? Сек не помнил подробностей об этой планете, помнил только ее название и какие-то общие сведения, которые могли понадобиться далекам — численность населения, устойчивость к вирусам, военный потенциал, — но не более того.

Толпа аборигенов побежала вправо, если смотреть со стороны ТАРДИС, а если судить по магнитным полям — то на северо-запад. Сек прикинул время, которое провел без сознания, понял, что не может подсчитать, и сердито сжал губы. Потом спрятал дезинтегратор в кобуру и, переступая через крупные обломки, пошагал в ту сторону, куда побежали аборигены.

По крайней мере, во время ходьбы снижался шанс замерзнуть.

Следы пробежавшей толпы были довольно хорошо заметны на дороге: растоптанные осколки бетона, кое-где отпечатки ног, хотя незатихающий ветер почти все сдул. Темнело медленно, но неуклонно, и Секу на мгновение показалось, что он не догонит возможных похитителей до полной темноты — а после поиски станут гораздо труднее. Никто не мог гарантировать, что Мортимуса забрали именно эти существа, это просто одна из гипотез, и если она ложная, то он только зря тратит время… Сек раздосадовано помотал головой и остановился. Нужно выбрать что-то одно и не усложнять. Так будет правильно и рационально. Для начала стоило найти место, в которое направлялись гуманоиды, а потом действовать по ситуации — в зависимости от результата.

Он уже собирался отправиться дальше, но в развалинах, слева от дороги, послышался какой-то звук. То ли вздох, то ли всхлип. Сек замер и прислушался, в который раз пожалев, что слух у него совсем не такой хороший, как даже у людей, не говоря уж о таймлордах. Показалось? Нет, звук повторился. Это не случайный шум. Кажется, кто-то скрывался в одной из небольших, приземистых полусфер, затерявшейся между более крупными в отдалении от дороги. Стараясь ступать осторожнее, Сек направился в ту сторону. Вряд ли это был Мортимус. Сек сомневался, что тот бы смог долго усидеть на одном месте, и еще более сомневался, что тот стал бы всхлипывать.

Даже если раньше в это здание вела дверь, то теперь вместо нее остался полуразбитый проем, за которым, тем не менее, было гораздо темнее, чем снаружи. Сек осторожно вытащил из кобуры дезинтегратор и переступил порог. Снова кто-то сдавленно всхлипнул — или, скорее, судорожно вздохнул. Если понадобится оказать кому-то первую помощь…

Самое простое — если здесь прятался какой-нибудь солдат. Самозащита развязывала руки.

В темноте было плохо видно; Сек шел очень осторожно, выбирая, куда поставить ногу, и держал оружие поднятым. Дыры в стенах не были похожи на следы от выстрелов — скорее, как будто кто-то их прогрыз и выплюнул тонкую, невесомую пыль. В помещении ветер не сдувал ее, и она висела в воздухе, мешая дышать, забираясь под одежду.

Свернувшегося в комок в углу человека Сек заметил не сразу. Только когда тот ахнул — видимо, непроизвольно, от страха.

— Кто ты и что здесь произошло? — спросил Сек, стараясь говорить мягче. Человек, вернее, гуманоид, казался неопасным. Он просто лежал на полу, скрючившись, и смотрел на Сека снизу вверх. — Отвечай!

Неожиданно человек вскинул руку.

— Сам знал! — воскликнул он хриплым голосом и указал пальцем на Сека. — Пришельцы! Вторжение!

Сек, который едва не выстрелил от неожиданности, вдруг вспомнил, что забыл включить модификатор. Плохо. Человеческая внешность более располагала бы к общению.

— Я не вторгался на твою планету. Это сделал кто-то другой. Я хочу узнать, кто.

Гуманоид сел ровно. Его кожа была плотной и серой, а веки — неэстетично розовыми и навевали мысль о каком-то водном млекопитающем. Сек одернул себя: наверняка для этого аборигена он выглядит еще неприятнее.

— Сам не верит тебе, захватчик! — выкрикнул гуманоид. — Нашу планету давно мечтали захапать такие, как ты, нечистоплотные инопланетные мерзавцы! Вы всегда хотели сравнять всю нашу цивилизацию с землей, потому что завидовали нашим достижениям!

Сек непроизвольно начал расплываться в улыбке и опустил дезинтегратор.

— Вот уж о чем я не думал, так это завидовать Малой Интере. Это же Малая Интера? — спросил он. Мортимус элементарно мог ошибиться.

— Сам ничего не скажет тебе, оккупант! — гордо ответил гуманоид и выпрямил спину.

Сек почувствовал легкий укол раздражения. Одно дело, если бы он хотел причинить этому гуманоиду… нет, все же точнее будет сказать — человеку вред, но ведь нет. Сотрудничество было бы эффективнее, чем противостояние, и тем не менее тот всеми силами сопротивлялся очевидному.

Сек спрятал дезинтегратор, чувствуя себя полным идиотом. Может, это все была хитрая тактика, и…

— Хорошо, я не угрожаю тебе. Я хочу тебе помочь, понимаешь меня?

Человек криво улыбнулся — почти оскалился.

— Ты убийца и агрессор. Ради ресурсов ты готов разграбить мирную планету! Посмотри, что вы сделали с центральным узлом! Со всем сектором! Это ты называешь помощью?

Сек скрестил руки на груди. Может, стоит говорить еще спокойнее? Нужно, чтобы его перестали воспринимать как угрозу. Этот человек напуган…

— Ваши интервенты — коренастые, серые гуманоиды с длинными носами и близко посаженными глазами? — спросил он осторожно.

Его собеседник широко раскрыл глаза. Читать мимику всегда было трудно, и Сек с растущим раздражением дернул щупальцами. Удивление? Страх? Он угадал или нет? Все это было слишком запутано, хотя и удавалось проще, чем раньше. Интуиция очень помогала, гораздо сильнее, чем можно было предположить.

— Это же функционеры, — с непонятной интонацией произнес человек. — Ты пытаешься свалить все на них?

— Ты их видел? — мрачно спросил Сек. У него заканчивалось терпение. Интересно, когда Доктор кого-нибудь спасал, с ним тоже случались такие казусы? — Куда они побежали? Отвечай!

— Сам не скажет тебе ничего, — гордо сообщил человек.

Сек глубоко вздохнул. Очень хотелось разозлиться — тогда решения приходили в голову раньше, чем он успевал о них подумать, но злость не хотела ни подниматься, ни вспыхивать. Раздражение, презрение и жалость — больше ничего не выходило. Этот гуманоид или глуп, или слишком упрям, или безумен, вроде того грязного, пахнущего химическим экстрактом земных ягод отшельника на Спутнике Пять. Сек вытащил дезинтегратор. В холодном воздухе вдруг неуловимо повеяло клубничным ароматом.

— Или ты мне ответишь, или я выстрелю, — сказал Сек ровным голосом.

Человек вздернул подбородок и помотал головой.

Сек выстрелил. Луч дезинтегратора ударил в пол рядом с упрямым аборигеном, сверкнула вспышка — не такая эффектная, какой была бы при попадании в органическую цель. Но это подействовало куда надежнее уговоров. Человек сжался в комок и захныкал.

— Сам… сам… Функционеры вышли из-под контроля… Их одурманили пришельцы… Как будто ты не знаешь!

— Имя? — спросил Сек до отвращения привычным металлическим тоном, который, как ни странно, тоже сработал.

— Осгрил, чиновник девятого… восьмого ранга, уполномоченный представитель чрезвычайного управления доходов и расходов, выполняю функции инспектора-ревизора, — протараторил человек.

— Ты отведешь меня к функционерам, — приказал Сек. — Немедленно.

Перепуганный чиновник медленно поднялся на ноги. Одет он был в серебристо-голубую хламиду, когда-то, наверное, нарядную, а сейчас рваную и всю в пятнах.

— Подними руки, — сказал Сек, и человек вздернул ладони вверх. — Иди вперед.

Тот заколебался, завертел головой, но потом посмотрел на оружие и, опустив глаза, побрел к выходу — медленно, волоча ноги. Вряд ли стоило опасаться, что пленник развернется и прыгнет, или исполнит какой-нибудь трюк из арсенала древних боевых искусств. Хотя бы это обнадеживало.

Мортимусу, конечно, удалось бы уговорить его, не угрожая оружием. Сек скривил губы. Что ж, он не таймлорд, а литература, которую удалось прочитать по поведенческим моделям, казалась противоречивой, как будто авторы и сами скорее гадали, а не знали точно.

Человек остановился в дверях и обернулся.

— Сам не пойдет наружу, — сказал он дрожащим голосом.

— Тогда я застрелю тебя здесь, — устало ответил Сек.

Убивать этого идиота хотелось меньше всего. Проще будет уйти и оставить его здесь — пускай боится, пускай прячется дальше. Но чиновник — Осгрил — ссутулился и переступил порог. Сек вышел за ним. На разрушенный город опустились сумерки — густые и темно-синие, кое-где до сих пор работало автоматическое освещение, и развалины из-за этого казались еще живописнее. Ветер стих, и в воздухе повисла пыль. Пленник чихнул, вытер нос и, испуганно оглянувшись, снова поднял руки.

Они выбрались на ту улицу, по которой до этого пробежала толпа функционеров. Странное название для разумных существ! Они вроде домашних животных? Или раса того же вида, которой не дали развиться?

— Иди вперед, — сказал Сек, передумав задавать вопросы. — По следам. Видишь?

Осгрил затравленно кивнул и, продолжая сутулиться, пошагал впереди, приволакивая ноги. Казалось, идти он не хочет и чего-то очень сильно боится. Сек крепче сжал губы. Знать бы еще, чего… И ведь не скажет.

Они шли и шли, развалины то сжимали улицу в тесных объятиях, а то раскидывались по сторонам неопрятными грудами. Рука устала держать на весу дезинтегратор, и Сек опустил его. Как бы назвать это чувство? На страх не похоже. Внутри будто натянули металлический тонкий трос, и тот звенел от напряжения.

Тени, которые отбрасывали редкие фонари, лежали под ногами черными рваными силуэтами. При желании можно бы принять их за монстров. Видимо, его пленник и принимал: вздрогнул, отшатнулся от высокого, причудливо изломанного куска стены. Потом остановился и попятился.

— Сам дальше не пойдет, — прошептал он. — Стреляй.

— Объясни. — Сек автоматически тоже понизил голос.

Осгрил посмотрел на него странным взглядом.

— Там ваши… Ваше живое оружие. Прячутся в темноте. Шелестят. Скрежещут. — Его глаза стали совершенно безумными, и Сек поднял дезинтегратор. Что же с ним делать? — Сам умрет и так, если они найдут нас. — Неожиданно он громко расхохотался. — Они и тебя сожрут! Ха! Даже тебя!!! Э-э-эй!

Вот оно! Свободной рукой Сек выхватил из кармана фотонный нейрализатор и, не глядя на установленное время, зажмурился и нажал кнопку. Вспышка обожгла веко, но его пленник застыл, бездумно пялясь перед собой. Сек быстро посмотрел на табло: полтора часа. Удачно. Могло быть и хуже.

— Ты встретил меня в развалинах, — сказал Сек торопливо и включил модулятор внешности, — я тебе не враг. Мы ищем мятежных функционеров. Ты показывал мне дорогу и увидел… что ты увидел?

Осгрил дернулся и заморгал. Нейрализатор действовал на него так же, как и на всех гуманоидов.

— Хищники, — сказал он с явно ощутимым отчаянием. — Металлические… птицы без голов.

— Птицы? — переспросил Сек. Представить себе то, что описывал абориген, не получалось. — Без голов?

Значит, не вортизавры.

Осгрил вдруг дернул его за руку и пригнул к земле.

— Тише, — свистящим шепотом проговорил он. — Они все слышат. Все видят. Все… едят. А почему ты… розовый? Это болезнь?



продолжение в комментах

@темы: тексты, слэш, первый тур, джен, Десятый Доктор

URL
Комментарии
2015-05-06 в 16:15 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:15 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:16 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:16 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:17 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:17 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:18 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:18 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:19 

Big Who Bang

URL
2015-05-06 в 16:19 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:20 

Big Who Bang

URL
2015-05-06 в 16:20 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:21 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:21 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:22 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:22 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:23 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:23 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:24 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:24 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:25 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:25 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:26 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:26 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:27 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:27 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:28 

Big Who Bang
читать дальше

URL
2015-05-06 в 16:28 

Big Who Bang
читать дальше

конец

URL
2015-05-06 в 18:43 

Rendomski
A magician might, but a pineapple never could (C).
Слишком много в вселенной было существ, которые имели возможность это сделать. Мортимус понял, почему Сек обвинил именно его — все в первую очередь указывало на вмешательство таймлордов. Но Галлифрей уничтожен, а Док

В заглавном посте фрагмент на полуслове обрывается :(

2015-05-06 в 18:48 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Rendomski, упс. дайри съели.
Сейчас буду разбираться(

апд. поправила. Спасибо!
Глюки такие глюки...

2015-05-07 в 21:54 

Anaquilibria
Is that bag smiling?
Что-то я вся умимимишилась. :inlove: У меня тут нет конструктива, одни эмоции, зато хорошие.)
Сплошной восторженный писк.)

2015-05-07 в 22:11 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Anaquilibria, :inlove::inlove::inlove:
Я подумала: "Ничего себе, он же далек, когда это он стал человеком?" — а потом продрала глаза и поняла, что, похоже, действительно стал, — во всяком случае, в нём куда больше человеческого, чем в Осгриле или Мортимусе.
По факту, между первой и второй частью прошло около 10 объективных лет, во время которых Сек довольно успешно руководил ЛвЧ и, естественно, поднабрался от людей куда успешнее, чем от Мортимуса :) Который, хоть в общем, и добрый, но все же таймлорд. Даже в Докторе проскальзывает - а иногда и очень ярко проявляется это самое снобское и "комплекс бога". Но он все равно гуманнее, чем был, вот все же не сбежал и не бросил их на крусибле, хотя боялся почти до истерики и очень хотел это сделать. Жаль, внешним ПОВом не показать было, разве что мельком.
И отношение к Рани: она довольно сильно пугает (а меня — ещё и потому, что обнаружила у себя сходство с ней) похожестью на далеков
Мне, кстати, Рани нравится. Она честная в чем-то. :) Я щас процитирую одну статью: читать дальше
Кстати, Джека я после этого фика внезапно полюбила и поняла. Раньше он мне казался проще, что ли.
Тебе спасибо за такой отзыв! :buddy:

2015-05-07 в 22:20 

Anaquilibria
Is that bag smiling?
По факту, между первой и второй частью прошло около 10 объективных лет, во время которых Сек довольно успешно руководил ЛвЧ и, естественно, поднабрался от людей куда успешнее, чем от Мортимуса
troyachka, а, теперь понятно.)
Но он все равно гуманнее, чем был, вот все же не сбежал и не бросил их на крусибле, хотя боялся почти до истерики и очень хотел это сделать.
Дааа, у меня это был, кажется, момент полного восхищения: "Чувак, да ты почти как Доктор, ура!"
«Знаете, я просто честно хочу рас***ярить всю эту планету. Надоели вы мне все».
Вот Рани и Мастер - они честные :lol: хоть и не люди.
:D А да, если с такой стороны посмотреть, то и на том спасибо.)

2015-05-07 в 22:26 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Anaquilibria, вот я все надеюсь, что ты начнешь дальше смотреть олдскул и доберешься до Рани, она действительно классная, а воплощение, которое в фике - это из БФА. Вот она какая там. :)

2015-05-07 в 22:39 

Anaquilibria
Is that bag smiling?
troyachka, ух ты, и правда она! Вот да, надо хотя бы на этих выходных уже обратно влиться, а то я как с прошлой сессии забила на кучу всего даже кроме олдскула, так и не вернулась до сих пор.

2015-05-07 в 22:42 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Anaquilibria, надо-надо! :inlove: ты же на Втором остановилась?

2015-05-07 в 23:02 

Anaquilibria
Is that bag smiling?
troyachka, да если бы, я эпический тормоз, даже Первого недосмотрела. Ну, изначально я вообще смотрела в чёрт знает каком порядке, поэтому Второго таки видела, но это несчитово, я по нормальному порядку хочу.)

2015-05-08 в 10:54 

tikota
Не мешайте мне любить людей!
Anaquilibria, спасибо вам большое! я рада что иллюстрации понравились))) :goodgirl:

с мнением по поводу текста очень соглашусь, что автор - чудо, и любит своих героев, и это прекрасно!))) :red::heart:

2015-05-08 в 12:52 

Anaquilibria
Is that bag smiling?
2015-05-08 в 22:38 

Jell
Трэш, угар и содомия, и вообще помесь Сайлент Хилла с Американ МакГи, а в конце флаффный хэппи-энд (с) MightyMegatron
Вот первая часть читалась как пилотная серия, а вот тут как целый сезон посмотрела )
Очень интересно, необычно и динамика такая, как я люблю, и все эти пересечения с сериалом, и Люди в Черном, и.., и...
Ужасно классная штука, которая совершенно точно заслуживает отдельного спин-оффа длиной в несколько сезонов )
С большим удовольствием прочитала - буквально проглотила! Местами было не оторваться (даже остановку свою пропустила :lol: )
Спасибо! :red: :red: :red:

2015-05-08 в 22:48 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Jell, :squeeze: тебе спасибо! :ura:

2015-05-17 в 16:26 

Lileia
Да пребудет с вами Сила!
Начала читать, пока много сказать не могу, но оно офигенно. Эпизод, когда Мортимус понимает КТО выпустил Доктора бесценен. :lol:
Я пока на нем остановилась, как дочитаю еще напишу. Но читается легко и очень интересно! :red:

2015-05-17 в 16:30 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Lileia, :inlove::squeeze: буду ждать!

   

Big Who Bang

главная