21:13 

Поворот, автор esterka

Big Who Bang
Название: Поворот
Автор: esterka
Бета: Ярк
Иллюстратор: Carcaneloce
Персонажи/пейринг: Десятый Доктор / Роза Тайлер
Тип: Гет
Рейтинг: PG-13
Жанр: Драма
Размер: ~13 200 слов
Саммари: Доктор принимает решение вернуть Розу Тайлер. И это ему удается… но какова будет цена?
Примечания: фик написан на Big Who Bang 2017
Предупреждения: AU
Ссылка на пост иллюстраций: смотреть
Ссылки на скачивание: doc | fb2

Глава 1

Роза подошла к небольшому дому и подняла руку в поисках звонка. Звонка не было. Она осторожно постучала, сначала тихо, потом громче.

– Иду! – раздался голос за дверью.

Мужчина, открывший ей, был именно таким, как она себе представляла, хотя она была уверена, что видит его в первый раз. Невысокий, слегка полноватый, с внимательным взглядом серо-зеленых глаз.

– Вы ко мне? – спросил он.

Роза кивнула.

– Думаю, да. Это касается Доктора.

Он открыл дверь, приглашая ее внутрь.

– Меня зовут Рей, – сказал он, разливая чай. – А вы?…

– Роза Тайлер, – произнесла девушка. – Вы меня не помните?

Он внимательно посмотрел на нее.

– Нет, простите, не припоминаю. Но ваше имя мне знакомо. Кажется, я слышал его от Доктора.

Роза кивнула.

– А когда вы в последний раз видели его? И… как он выглядел?

– В последний раз он был в длинном плаще. Высокий, темные волосы, карие глаза. Я бы не узнал его, если бы не ТАРДИС. Ну кто еще из повелителей времени будет путешествовать в синей полицейской будке?

Роза рассмеялась.

– Да уж, пожалуй. А что он вам сказал?

– Да как раз о вас и говорил. О… – Рей наморщил лоб, затем потер его. – Странно, у меня обычно хорошая память на слова… работа священника, знаете ли, обязывает… Но я не помню подробностей последней встречи. Зато я могу рассказать вам, как однажды – он тогда выглядел по-другому, и волосы у него были подлиннее и покурчавее – мы наткнулись на инопланетную цивилизацию…

Роза покачала головой.

– Извините, я с удовольствием послушаю вас, но, может быть, в другой раз.

– Что вы хотели спросить? – прямо задал вопрос Рей.

– Возможно, это покажется странным, – начала Роза, – но я пришла к вам, потому что помню ваш дом. Хотя я точно знаю, что никогда раньше здесь не была. И я помню, как мы встречались с вами, – продолжила Роза. – Как я говорила вам, что ищу Доктора, чтобы предупредить его… Помню, как звезды гасли и я была в другой вселенной… долго, несколько лет. Но этого не было со мной, потому что Доктор смог вернуть меня.

– Здесь исчезло солнце, – сказал Рей.

Роза кивнула.

– Да, я думаю, мои сны как-то связаны с этим. Меня не было на Земле несколько лет, и теперь я моложе, чем должна быть в этом времени… Странно звучит, я знаю, но когда путешествуешь с Доктором, все возможно.

– Возможно переписать время, – добавил священник. Роза помотала головой:

– Он сказал бы мне!

Она сама знала, что голос прозвучал неуверенно. Да и разве то, что Доктора нет рядом с ней, не подтверждает ее опасения?

***
Рей разглядывал девушку с любопытством. На вид не более двадцати лет, одета просто, в джинсах и свитере, с крашеными волосами. Обычная лондонская девчонка, одна из многих. Из тех, кто легко заводит друзей – открытая, вызывающая симпатию.

Что говорил ему о ней Доктор?

«Я потерял ее», – это было тем, что вспоминалось.

Он не видел Доктора уже больше десятка лет. Он искал упоминания о нем, однажды даже встречался с человеком, который уверял, что Доктор опасен (как будто он сам этого не знал) и что будто бы у него были фотографии Доктора (человек, изображенный на них, выглядел незнакомым, но что можно сказать по фотографиям? Рей уже тогда был наслышан о том, что Доктор может менять тела), но ничего конкретного. Пока в конце концов Доктор не появился на его, Рея, заднем дворе. Он был непохож ни на прежнего Доктора, ни на мрачного человека с фотографий, но тем не менее в том, что это был именно он, сомнений не было. И он упомянул тогда о ней… что именно? «Роза Тайлер, – сказал Доктор. – Она стоила того». И еще что-то? «Я потерял ее». И почему-то ему казалось, что слова звучали иначе: «Она должна была остаться там, это было правильно».

Но вот же она, сидит за его столом и пьет чай. Насколько Рей мог судить, не голограмма и не робот. Обычная девушка.

– Кажется, он говорил о том, что ты осталась там, что это было правильно…

Девушка вскинула голову.

– Но он вернулся за мной! Как только смог. Я не знаю как, но он сделал это. Только… я не знаю, почему, но меня пугает это. Когда-то я сделала то, что чуть было не привело к гибели мира, когда я случайно переписала время. С другой стороны, Доктор всегда говорил, что время – оно движется, что многие события – они не всегда такие, какими мы их помним.

– Но только он знает разницу между одним и другим, – кивнул Рей. – И остальные повелители времени.

– Больше никого нет, – тихо сказала Роза. – Только он один. И я не знаю, насколько твердо он в этом уверен сейчас.

Глава 2

Два года назад

ТАРДИС давно уже покинула Землю и теперь плыла где-то в открытом космосе. Доктор чувствовал, как бесконечные временные нити сплетаются в одному ему понятный узор. Судьбы, жизни... Постоянно меняющиеся мелочи, остающиеся неизменными основные события. Где-то в этом мире продолжала жить Аделаида, которой он спас жизнь. И вселенная не рухнула.

Потому что он мог управлять этой вселенной. Держать в руках эти нити, переплетать их, наблюдать за получавшимся рисунком. Исправлять ошибочные места, следить, чтобы узор из судеб оставался неизменным. Кроме того, больше некому было этим заняться.

Доктор проверил координаты и временной период, по привычке заменяя календарь земными числами. Начало двадцать первого века. Три с небольшим года после того, как он оставил Розу в параллельном мире со своей копией. Тогда это казалось единственно верным решением, но у него еще не было этого понимания: все не обязательно должно быть так.

ТАРДИС материализовалась в пригороде Лондона. Интересно, почему его всегда влекло в эту часть Земли, в этот временной промежуток?

Доктор вышел наружу.

– Доктор! – Человек бежал, улыбаясь, к синей будке с таким видом, словно знал ее как облупленную. Доктор надел очки и улыбнулся подбежавшему.

– О, отец Рэй!

Священник замедлил свой бег, оглядывая фигуру Доктора. Доктор мысленно прикинул, сколько же прошло времени – они явно не встречались уже пару регенераций…

– Ты изменился, Доктор.

Доктор кивнул, не вдаваясь в подробности.

Явно проделки ТАРДИС. Он не встречался с Реем с тех пор, как они вместе отразили набег сдиллян, которые были убеждены, что в церкви отца Рея спрятан их космический корабль. Так и оказалось. Пришлось провести с ними (и с Реем) несколько дней, приводя корабль в порядок (Доктору, правда, понадобилось для этого слетать на несколько планет за запчастями, но в результате корабль был починен, благодарные сдилляне отправились домой, а Доктор и отец Рей даже успели… ну, не подружиться, но Рею определенно доставляло удовольствие находиться в компании Доктора). Потом Доктор попрощался и покинул эту деревеньку, название которой он сейчас и не помнил – сколько их таких было? Людей и не только, ожидавших его помощи, смотрящих на него с восхищением…

– Доктор, ты… как это… – Рей нахмурил лоб, словно вспоминая урок, и наконец на его круглом лице просияла улыбка: – Регенерировал?

Доктор не помнил, чтобы они обсуждали это раньше, и Рей, кажется, догадался, о чем тот думает, поэтому добавил:

– Я немного изучил твою историю.

– У меня есть история? – поинтересовался Доктор. – И где она записана?

– Ну, поболтал кое с кем… Знаешь, люди, когда с ними происходит что-то выходящее за рамки, хотят об этом кому-то рассказать. И священник – самая подходящая фигура для этого.

– Все сплетни в вашем веке обсуждаются в интернете, – бросил Доктор.

– О, там я тоже искал, – рассмеялся Рей. Потом добавил уже серьезным тоном: – Как это случилось, Доктор?

Прошлая смерть, позапрошлая или же та, которая была до нее? Доктор решил ограничиться одним – к тому же, именно та смерть имела значение.

– Это стоило того. Она того стоила.

Песок и шум моря вдали, и растерянность в ее глазах, и то, как она задала этот вопрос. И ответ того, другого. Видеть, как ее губы целуют твои, и не чувствовать их прикосновения.

Он знал, что поступил правильно. Он все равно не мог удержать ее при себе. Она должна быть со своей семьей, и тот, другой, сможет дать ей то, что он сам никогда не смог бы.

– Тебя искали, Доктор, – внезапно сказал Рей. – Около года назад, девушка. Сказала, что это очень важно, что нужно тебе передать, что вселенной нужна твоя помощь, что-то про звезды… Да! Звезды гаснут, так она сказала.

Доктор грустно улыбнулся.

– Я уже позаботился об этом. – Он помолчал немного, потом добавил: – Не волнуйся. Я все еще могу присматривать за вселенной.

– Тогда ты встретил ее? Роза Тайлер – я вспомнил, как ее зовут.

Доктор кивнул.

– Да, я встретил ее.

– И что случилось?

Спасти весь мир и потерять ее. Это уже было. Но она возвращалась к нему. Теперь же он сам не позволил ей этого.

– Она должна была остаться. – Доктор вздохнул. – Они всегда покидают меня, рано или поздно.

Он мог бы все исправить, мог бы забрать ее с собой, – он этого хотел. Почему он решил тогда, что так будет лучше? Теперь уже ничего не исправить. Разве не так?.. Впрочем, это было до того, как он сказал себе, что он - победитель. Что он больше не будет бегать от несправедливостей этой вселенной, что он будет исправлять их. В конце концов, кто еще? Никого больше не осталось.

И, если уж говорить об исправлении несправедливостей, то почему бы не исправить самую нелепую из них? Нужно просто все правильно спланировать. Он уже думал об этом раньше, но ему не хватало решимости. Использовать энергию сгорающего солнца? Теперь он придумает кое-что получше.

Доктор решительно направился к ТАРДИС.

Следующие несколько дней Доктор провел в вортексе, чтобы никто не мешал ему думать. Старушка возмущенно гудела, выражая свое несогласие, но Доктор отмахивался от нее. Неужели она не понимает, что нужно все рассчитать?

Пытаться пробиться в параллельный мир сейчас не имело смысла – во-первых, теперь это практически невозможно, слишком прочны границы между мирами, во-вторых – и Доктор отмахнулся от мысли, что это могло быть главной причиной, – оставался тот, другой. Доктор. Забрать Розу у самого себя было бы несправедливо. Особенно после того, как он ее сам с ним оставил. А следовательно, оставался один путь.

В конце концов он решил действовать. Главное – не останавливаться, чтобы не передумать. Вселенная залатает дыры, если действовать осторожно и не менять слишком многого. Поэтому все рассчитано до мелочей. Вернуться в тот день, когда они победили далеков с киберменами и остановили Торчвуд. Сначала в Кардифф - к Джеку, чтобы одолжить манипулятор времени. Пообещать ему объяснить все позже (и это не ложь – у них еще будет время). Вернуться в Кэнери-Уорф и спрятать ТАРДИС так, чтобы ее не засекли локаторы Торчвуда (старушка возмущенно гудела и пыталась этому помешать, но Доктор не стал ее слушать). Выбрать момент времени и забрать у Джейка перемещающее устройство (и не думать о том, что с ним будет, потому что это неважно, Джейк не фиксированная точка, и Доктор с ним точно больше не встречался). Странная вещь – время и вселенная. Вот, казалось, бы, прежние они – свободно проникающие в параллельный мир. Микки-Рикки, который уже работает в Торчвуде, но пока еще даже не подозревает, что Доктору это сделать практически невозможно – почти невозможно. И это ощущение, когда от твоих действий зависит судьба вселенной – оно волнующе. Доктор всем телом ощущает, как линии времени дрожат, натягиваются вокруг него. Словно в комнате с невидимой паутиной: тронешь одну ниточку, и все сместится, нарушится. Но он уверен, что не проиграет – в конце концов, не осталось никого умнее его. Отмахнувшись от возмущенного волнения ТАРДИС в своей голове, Доктор рассчитывает подходящий момент для прыжка в параллельный мир. Удалось!

Как он и ожидал, ему никто не встретился. Доктор настроил временной манипулятор Джека, чтобы переместиться в будущее – немного попозже, чем их первое прощание. Конечно же, манипулятор дает погрешность – впрочем, чего еще ждать от этого старья. Но это даже на руку Доктору, потому что он оказался в Заливе Злого Волка как раз в тот момент, когда Роза уже готова вернуться домой. Она все еще стоит на пляже, и Джеки утешает ее.

Доктор приблизился и увидел, как, почувствовав что-то, Роза освободилась из объятий матери и повернулась к нему. Он увидел, как просияли ее глаза – один этот взгляд стоил риска – и как она бросилась к нему. Он подхватил ее и, рассмеявшись, закружил по пляжу, не обращая внимания на набившийся в кеды песок. Его Роза, только его, словно не было всех этих лет жизни без нее, словно они действительно только вот недавно были разделены белой стеной, но теперь это все далеко в прошлом.

Он почувствовал, что нужно торопиться – скорее, вселенная может опомниться, – и быстро объяснил Розе, что им нужно идти сейчас. Она скомканно простилась с Джеки и с Микки, и Доктор крепко схватил ее и ввел координаты для прыжка обратно – нужно успеть до момента, пока дыра не затянется окончательно (она уже затянулась для него, но он не хочет об этом думать, не хочет думать о том, как обманывает время и что будет, если он не все точно рассчитал. В конце концов, у вселенной бесконечные возможности залечивать раны, а он достаточно умен, чтобы не причинить вреда. Раньше он бы не осмелился на такое, но теперь он уверен в себе как никогда).

Еще немного усилий - и они на той (этой, правильной) стороне вселенной. Роза с тревогой наблюдала, с какими предосторожностями он ведет ее туда, где спрятал ТАРДИС, но молчала. А он был слишком сосредоточен на том, чтобы все закончилось. Все. В ТАРДИС - и подальше отсюда.

Только оказавшись в вортексе, он позволил себе выдохнуть. Ему это удалось. Он победил время. Снова.

Глава 3

Он почувствовал, как реальность вокруг начала меняться. Пока об этом можно было не беспокоиться – так, несколько мелочей, которые следует подкорректировать. Главное – не позволить Розе ничего заподозрить.

– Все в порядке? – спросила она, подойдя к нему сзади и обхватив за талию. Он развернулся к ней и прижал к себе.

– Все просто великолепно, Роза Тайлер!

Она посмотрела на него с таким выражением лица, словно ждала чего-то еще, но он больше ничего не добавил, и спустя минуту она прервала затянувшееся молчание:

– Ну… я полагаю, у нас есть повод поесть картошки, – она улыбнулась. – Правда, на этот раз я не захватила с собой никаких денег – да и здесь их сочли бы фальшивыми – так что ты угощаешь!

Доктор замялся. Лететь на Землю прямо сейчас было не такой уж хорошей идеей. Надо было как-то выкрутиться. Он запустил пальцы в волосы, пытаясь найти предлог, чтобы оставить Розу в ТАРДИС на какое-то время. Роза заметила его неуверенность.

– Хотя, может быть, картошка подождет, – решила она. – Моя комната на месте?

ТАРДИС напомнила о себе легким гудением. Корабль явно был рад Розе, хотя и слегка тревожился. Но Доктор был уверен, что комната, которую ТАРДИС все эти годы прятала где-то в глубине коридоров, теперь на прежнем месте.

– О да, конечно! Замечательная идея – тебе нужно отдохнуть и хорошенько выспаться, а потом… Роза, ты даже не представляешь, куда мы можем отправиться!

Она кивнула и вышла в коридор. Доктор облегченно выдохнул. У него было время, чтобы разобраться с мелочами, которые пошли не так.

Доктор прислонился к консоли и потер лицо. Сортировать новые воспоминания было несложно, главное – понять, что именно теперь является действующей веткой реальности.

Не было больше того расставания в Заливе Злого волка, не было никакого двойника... потому что Роза не прорывалась сквозь вселенные, чтобы найти его... Но что же тогда случилось с Донной? Он помнил, как привёз ее в пустой дом... что случилось с Сильвией и Уилфом?..

Роза спала, и у Доктора было как минимум восемь часов времени... чтобы все исправить. Послав ТАРДИС в день своей неудачной регенерации, он предупредил Уилфа о том, чтобы они ни в коем случае не выходили из дома. Пробегая обратно по безлюдным улицам, стараясь не попасть снова под огонь далека и не столкнуться с самим собой, он наткнулся на Микки.

– Доктор! – вскрикнул тот, и Доктор остановился. Что ему делать? Он мысленно прокрутил в голове пару сотен вариантов. Может, заставить Микки пообещать сказать тому, другому себе, что Роза все еще в параллельной вселенной? Послушает ли его Микки? Или просто стереть ему память? Или же не дать ему встретиться с самим собой? В конце концов, чем Микки-идиот мог там помочь?

Доктор порылся в воспоминаниях, ища подробности того, что же там произошло – теперь, без энергии его регенерации, Донна не сможет спасти ТАРДИС и вселенную, а значит, надо отвлечь Давроса. Нужно уничтожить его и далеков прежде, чем они изменят слишком многое. Он поморщился при мысли о геноциде ( легко было обвинять того, другого, в том, что должен бы сделать сам, но теперь у него нет выбора – уничтожение новых детей Давроса необходимо для блага всей вселенной, и, в конце концов, оно уже произошло, и не по его вине, а сейчас он вынужден повторять случившееся, чтобы не сделать еще хуже…).

– Микки, пойдём, нам нужно спасти вселенную! – нарочито весело сказал он, увлекая Микки за собой. Где-то в ТАРДИС спит Роза, и ему нужно многое успеть до того, как она проснется.

***
Когда он вернулся в ТАРДИС, Роза все ещё не появилась в консольной – он надеялся, что она еще спит, потому что осталось небольшое дело. Карманная вселенная, в которую попала Донна. Теперь, когда у Розы нет возможности ей помочь, нужно предотвратить саму эту ситуацию.

Доктор направил ТАРДИС на знакомую торговую планету. Чуть раньше того времени, когда они побывают здесь с Донной… Он легко нашел палатку с торговкой.

– Так, и что же у нас тут? – Доктор вошел в палатку, не церемонясь. Гадалка взглянула на него с подозрением. – Воры времени! – Он бросил на нее гневный взгляд, и женщина испуганно попятилась. И правильно.

– Кто ты такой? – запинаясь, произнесла она.

– Кто я? Ну что ж, это интересно... Как только меня не называли. Разрушителем миров, Надвигающимся Штормом... продолжать?

– Ч… что тебе нужно от меня?

– Чтобы твоего бизнеса больше здесь не было. Ни на этой планете, ни на окрестных. Чтобы в моей вселенной никто не смел воровать судьбы других людей!

– Доктор?.. – у входа в палатку раздался знакомый голос, прозвучавший немного неуверенно. Роза. Она, как обычно, решила не ждать его возвращения. Неужели она не понимает, какому риску себя подвергает?

– Роза, я хочу, чтобы ты вернулась в ТАРДИС.

Нельзя медлить, потому что ещё немного – и его прежняя версия с Донной могут или объявиться здесь, или что-то заподозрить. И уж точно обнаружат ТАРДИС, да и нельзя двум ТАРДИС из разных временных линий встречаться – только не сейчас, когда время ещё так хрупко и дыра, которую он проделал во вселенной, ещё не затянулась. Нужно быстро убраться отсюда, вот только он закончит с этой обманщицей.

Роза упрямо осталась стоять на месте, и Доктор обрушил свой гнев на гадалку и ее лавочку – всего лишь нужно было поднять руку с отверткой, настроенной на нужную частоту, чтобы уничтожить тех, чьей помощью она пользуется, чтобы прибирать к рукам чужие судьбы.

Доктор почувствовал, как шлепнулось на землю гигантское насекомое – оно было мертво – и, не обращая внимания на испуганные возгласы торговки, схватил Розу за руку.

– Идём, нам нужно возвращаться. – Он в последний раз бросил взгляд на гадалку. – Но не думай, что тебе это еще хоть раз сойдет с рук! Роза, идем!

Он забыл, что его Роза никогда не слушается в таких ситуациях. Она продолжила стоять на месте, упрямо скрестив руки.

– Объясни. – Она обвела взглядом палатку, испуганную гадалку, мертвого жука. – Доктор, что происходит?

– Роза, мне некогда, нам нужно в ТАРДИС! – он понял, что почти кричит, и добавил уже спокойнее: – Пожалуйста, я объясню все потом.

Она кивнула, но ничего не сказала, просто молча вышла.

Они не разговаривали всю дорогу до ТАРДИС. Роза шла рядом, не сделав попытку взять его за руку. Доктор нервничал, потому что время приближалось к критическому, и мысленно просчитывал, что еще осталось сделать, чтобы все наладилось наконец-то и вселенная пришла бы в себя. Вроде бы все, остальные дыры затянутся... должны затянуться.

Теперь нужно будет объясниться с Розой. Она молча позволила ему послать корабль в вортекс и только потом подошла к нему.

– Доктор? Что происходит?

Он улыбнулся своей самой обезоруживающей улыбкой.

– Происходит? О, все уже в порядке, никаких проблем! Однако мы ещё не отпраздновали твоё возвращение! Как насчёт того, чтобы слетать куда-нибудь?

– Эта планета выглядела как неплохое место для развлечений, – заметила Роза. – Почему бы нам не вернуться?

Он покачал головой.

– Не... Блошиный рынок на отшибе галактики. Ты заслуживаешь лучшего.

– Ты любишь блошиные рынки на отшибе галактики, – запротестовала Роза. – Помнишь, когда мы выбирали тот сувенир для мамы… – ее голос погрустнел, и она отвернулась, чтобы скрыть подступившие слезы. Спустя минуту она повернулась к нему: – Может быть, мне лучше побывать дома… то есть, вернуться в мое время. Я бы могла хотя бы поговорить с Шарин, чтобы она не переживала из-за меня. Она считает меня погибшей, как и все остальные, – заметила Роза.

Доктор нахмурился. Надо что-то придумать, чтобы отвлечь ее.

– Как насчет Барселоны? – он взглянул на неё так, словно ему только что пришла в голову великолепнейшая из идей. – Безносые собаки, помнишь? Ты обязательно должна посмотреть на безносых собак! К тому же я обещал свозить тебя туда вечность назад!

– В прошлый раз, когда ты звал меня туда, ты регенерировал, – перебила его Роза. – Доктор, случилось что-то, что как-то связано с моим возвращением?

Он замотал головой.

– Нет же! Конечно, нет!

Роза схватила его за руки и внимательно посмотрела на него, и он сдался, сказав полуправду:

– Ну… возможно, ТАРДИС не стоит какое-то время возвращаться на Землю. Все будет в порядке, я обещаю. А пока что… как насчет Барселоны?

– Барселона так Барселона, – согласилась Роза.

Глава 4

– Он изменился, – сказала Роза, отхлебнув из чашки.

Мама заваривала чай гораздо лучше, подумала она, но конечно же, не сказала этого вслух. Если бы Джеки была здесь, она бы расспросила Розу обо всем, но стала бы перебивать ее на полуслове, ворча на Доктора и в то же время беспокоясь за него. Там, в мире Пита, Джеки могла искренне возмущаться, что Роза собирается провести свою жизнь с Доктором, но в то же время она же первая поддержала Розу, когда та рассказала о своих снах и голосе. И еще – Роза знала, что эти воспоминания были ложны, но она помнила, как Джеки спорила с Питом по поводу возможности пробиться сквозь миры: «Уж если моя Роза решила найти его, то ее ничего не остановит. Твоя дочь такая же упрямая, как и ты». Мама всегда была на ее стороне. Но мама осталась далеко, в другой вселенной, так что нужно отогнать от себя эти мысли и сосредоточиться на том, что было важно сейчас. – Я не знаю, почему, но Доктор стал другим. Когда я вернулась… через какое-то время все начало становиться хуже. Я беспокоюсь за него.

– Вы думаете… он не должен был за мной возвращаться?

– Давид и Вирсавия, – произнёс отец Рей. Роза подняла на него вопросительный взгляд. – Ты помнишь их историю?

Она наморщила лоб. Что-то из воскресной школы, куда иногда водила ее тетя Лу, когда у Джеки были клиенты по воскресеньям. Роза была тогда совсем девочкой.

– Давид влюбился в Вирсавию, – сказал священник, – но у нее уже был муж, Урия. Тогда Давид велел послать его на смерть, чтобы завладеть Вирсавией.

Роза кивнула:

– Я помню эту историю.

– Иногда мы на многое готовы пойти, чтобы быть с теми, кого любим. Но это не обходится без последствий.

Роза сглотнула комок в горле.

– Бог наказал Давида, так? Он забрал у него царство или что-то в этом роде.

– Да. Он забрал их первенца, и позже Давид чуть не потерял царство.

– Но не Вирсавию? – Роза отвела глаза, уставившись на чашку с чаем.

– Нет.

– Почему?

– Ну, начнем с того, что Давид раскаялся в своем поступке, – ответил Рей. – И, кроме того, – он взглянул Розе прямо в глаза, – думаю, что Бог знал, что она нужна ему.

Роза вспомнила тот день, когда она услышала эту историю. Джеки оставила ее у порога церкви с тетей Лу, наскоро чмокнула в щечку и пообещала, что очень скоро вернется. Бросила в сторону подруги извиняющийся взгляд:

– Прости, что вот так бросаю ее на тебя, но нам сейчас так нужны деньги, а эта старая мымра не любит детей. По крайней мере, она хорошо платит.

В тот день им и рассказывали про Давида и Вирсавию. После занятий Роза вышла во двор – мама все не шла, тетя Лу осталась поболтать со своими знакомыми. Роза стала играть с другими детьми. Они играли в догонялки, и она выбежала за ограду. Кто-то кинул в ее сторону мячик, и он покатился к дороге. Роза помчалась за ним, чтобы поймать его, прежде чем он укатится под машину, но мячик ударился о чью-то ногу и остановился. Роза подняла глаза на незнакомца, держащего её мяч. Он был ещё совсем не старый, как показалось ей – моложе дяди Джерри, навещавшего маму последнее время. И гораздо более симпатичный. Роза улыбнулась ему.

– Привет! Твой мяч? – спросил незнакомец.

Она кивнула.

– Держи.

– Спасибо, – сказала она слегка застенчиво.

– Как тебя зовут? – спросил он, но не таким тоном, каким обычно говорят взрослые – словно им интересно, хотя на самом деле все знают, что это не так. Он же словно ждал ее ответа.

– Роза Тайлер, – произнесла она. – А тебя?

– О, это большой секрет, – подмигнул он ей. – Лучше я не буду открывать его тебе.

Роза оглядела незнакомца. На нем было странное пальто – как у солдат во взрослых фильмах. Кажется, это называется «шинель». Но он ей нравился.

– Что ты здесь делаешь одна? - он оглянулся, ища глазами кого-то.

– Я не одна, а с тетей Лу, но она болтает со священником, а мама стрижёт одну очень вредную мымру, которая не любит детей, – выпалила Роза. – А вы любите детей?

Он улыбнулся.

– Если они умеют держать секреты и не забывать старых друзей, – сказал он. – Ты думаешь, мы могли бы подружиться, Роза Тайлер?

Она немного подумала и сказала:

– Думаю, да. Не хотите прийти к нам в гости и познакомиться с мамой? Вы мне нравитесь больше, чем ее теперешний друг.

Он улыбнулся.

– Пожалуй, не сейчас, но мы ещё обязательно увидимся!

***
– Ну, как тебе воскресная школа, Роза? Что было на занятии? – спросила Джеки, подошедшая спустя минуту после того, как Роза забрала мяч и вернулась во двор церкви.

– Нам рассказывали про Давида и Вирсавию. Он увидел ее и так сильно полюбил, что забрал у ее мужа, и приказал убить того…

– Чудовищно! Рассказывать детям такие истории! – Джеки возмущенно хмыкнула. – Я поговорю с Луизой, чтобы она передала пастору все, что я об этом думаю. Роза, милая, не хочешь мороженого?

Роза кивнула.

Джеки потянула ее за руку, и Роза пошла, украдкой оглянувшись, чтобы еще раз взглянуть на мужчину в серой шинели. Она помахала ему, а он улыбнулся и помахал ей в ответ.

– Ты с кем-то подружилась, милая? – Роза кивнула.

– Воон с тем дядей. – Джеки моментально оглянулась, но незнакомец исчез. Джеки присела перед Розой на корточки и взволнованно сказала:

– Роза, ну что я тебе говорила? Никогда - слышишь, никогда! – не разговаривай с незнакомцами!

– Мама, – спокойно объяснила Роза, – как я смогу подружиться с кем-то, если я не буду с ним разговаривать?

Джеки вздохнула:

– Знаешь, в следующий раз ты идешь со мной, и если эта мымра будет против, то пусть засунет свои возражения куда-нибудь подальше.

Роза хихикнула.

– Мам, ты мороженое обещала.

***
Роза была уверена, что раньше она помнила этот день другим.

Да, она вышла из здания церкви во двор после того, как закончились занятия, и стала играть с детьми в догонялки. Да, потом они стали бегать с мячиком, пока наконец все не разошлись по домам и Роза не осталась одна. Тетя Лу разговаривала с пастором, и Роза тихо присела на крыльцо. Пришла Джеки, довольная щедрой платой, и повела ее в кафе, чтобы угостить мороженым. Никакого мужчины в солдатской шинели там не было. Роза могла его вообразить, конечно.

Она попыталась вспомнить его лицо. Сейчас, думая об этом, он казался ей все больше знакомым, пока наконец её не осенило. Джек!

Она даже подскочила на месте.

Джек! Он не погиб и не остался там. Почему Доктор не вернулся за ним?

Она, если честно, думала о Джеке как о мертвом – Доктор не упоминал его, и Роза решила, что он солгал ей тогда, чтобы успокоить. Она не верила, что Джек согласился расстаться с ними. Поэтому он должен быть мертв.

Но теперь все было по-другому. Все казалось не таким, как прежде. И Джек был жив, теперь она была в этом уверена. И он был на Земле. Если он был тогда, в ее детстве, то сколько ему сейчас? Ей нужно найти его.

Единственный способ, какой она знала, был через Торчвуд. В параллельном мире существовало несколько отделений Торчвуда, и здесь, она была уверена, было то же самое.

Роза подумала, что нужно сделать это как можно скорее.

– Что-то опять не так?

Она потёрла лоб.

– Я… мне кажется, что у меня снова двоятся воспоминания. И я не знаю, какие из них правильные.

– Они все правильные, – сказал Рей. Роза посмотрела на него.

– Но раньше этого не было.

– Знаешь, существуют две теории времени, – сказал он. – Конечно, наверняка их больше, но я слышал про эти две. Согласно одной, мы помним все, как оно есть, включая путешествия во времени. Согласно другой, наши воспоминания меняются, когда происходит вмешательство в ход времени.

– И какая из них верная, на ваш взгляд?

Он улыбнулся.

– Только Доктор может это сказать наверняка. Думаю, что верны обе, в некоторой степени.

Роза нахмурилась.

– Я помню красный велосипед – хотя я уверена, что он это просто тогда же и провернул, – она улыбнулась, вспомнив его лицо. Как же она скучала по этому лицу временами! Заметив непонимающий взгляд Рея, она пояснила: – Доктор подарил мне красный велосипед. Но он не мог знать меня раньше, соответственно, то, что я помню – это не то, что происходило на самом деле, или то? Но я не помню другого, в том-то и дело. Я помню только велосипед. Нет никакой реальности, в которой его бы не было.

– Первая теория, – согласился Рэй.

– Но тогда... почему я не помню все, как оно есть? Я помню одного человека… которого не было в моем прошлом, но он был. И то же самое происходит в моих снах…

– Значит, что-то нарушилось во времени, что-то пошло не так. Этот человек, которого ты помнишь, – с ним все в порядке?

Роза вздохнула.

– Я считала его мертвым тогда, когда… когда Доктор… изменил лицо. – Она сглотнула. – Я видела все время и пространство. Все, что было и что будет.

– Возможно, в этом ответ? Что-то случилось тогда, что позволило тебе обрести чувствительность к изменениям времени?

Роза поразмыслила над этим. Возможно, это так. Помолчав, она спросила:

– А как это соотносится... ну, то есть, вы же священник?

Он улыбнулся.

– Вселенная огромна и необъяснима. То, что мы чего-то не знаем, не должно опровергать веру. Скорее наоборот – то, что я вижу, показывает мне необъятность того, что ещё предстоит узнать – в том числе Бога. Хотя я уверен, что не все со мной согласятся.

– Вы сказали, что и у вас есть двойные воспоминания? – Роза вспомнила то, что Рей сказал ей в начале их разговора. – Что-то про вашу последнюю встречу.

Он кивнул:

– Да, и это меня беспокоит. Как будто случилось что-то, что ему сложно будет исправить.

Глава 5

Розе снова снился этот сон. Словно тот ужасный день не хотел отпускать ее, заставляя во сне переживать все возможные кошмары. Очень часто ей снилось, как она стоит на пляже в заливе Злого Волка, стоит и ждет, глядя на то место, где исчезло изображение Доктора, и думая о том, что, возможно, все еще не кончено. Ведь все эти месяцы она не теряла надежды. Ещё пару недель назад они с мамой говорили о том, что он обязательно что-нибудь придумает. Так было всегда. Вот на той планете... как она называлась? О, да, Торабрук. Когда они с Доктором оказались отброшенными в разные времена, потому что один местный житель случайно обнаружил временной портал у себя на заднем дворе. Конечно же, как позже выяснилось, портал был искусственно создан местным изобретателем, который, в свою очередь, не знал, сработает ли он... Так вот, даже тогда Доктору понадобилось всего три часа, чтобы отыскать ее. Роза была уверена, что и на этот раз все будет так же. В конце концов Доктор вернется за ней, он найдет способ. Он же сказал – всегда ждать пять с половиной часов. Она представляла себе, как в конце концов услышит звук материализующейся ТАРДИС.

Но ее сны всегда оканчивались одинаково: уставшие ждать Джеки и Микки уводили ее, понурую, но не сопротивлявшуюся, усаживали в машину, и они ехали домой… нет, не домой, – Роза отказывалась считать огромный особняк Пита домом, – и Роза шла по казавшемуся бесконечным коридору в ту комнату, которую должна была считать теперь своей… Потом она просыпалась.

Так случилось и на этот раз. Но, проснувшись, Роза не могла отделаться от мысли, что должно быть что-то еще. Что ее сон становился длиннее раз за разом. Сегодня она помнила, как плакала неделями, пока в конце концов Пит не пришёл к ней и не сказал, что пора бы уже выбираться из кровати – в Торчвуде полно работы, а у нее столько опыта. Роза понимала, что он хочет помочь ей отвлечься, поскорее заняться делом, чтобы не думать о Докторе, но она не могла о нем не думать. Поэтому сдалась на его уговоры и… дальше было все смутно и неясно, но почему-то Розе показалось, что она помнит, как приняла решение самой найти способ вернуться.

Она тряхнула головой. Это было невозможно – да, она проработала немного под началом Пита в параллельном Торчвуде, но в ее планах не было разрушать стены вселенной. Возможно, если бы Доктор не смог найти способ вернуть ее, она бы занялась исследованием путешествий между мирами, поисков трещин, в которые можно было бы просочиться, чтобы попасть снова домой… построить пушку измерений. Название всплыло в голове мгновенно, словно было чем-то привычным. Роза увидела явственную картину: она вместе с Микки стоит перед каким-то хитроумным прибором и внимательно изучает документацию, обсуждая подробности с Питом. Но она точно знала, что этого не было.

Она все собиралась спросить об этом Доктора, но не было уверенности, что он не уйдет от ответа. В последние дни он вел себя странно. Роза объясняла это себе тем, что он был все это время один, плюс она не знала точно, сколько прошло времени для него – подозревала, что гораздо больше, чем для нее, но знала, что он в этом ни за что не признается. И она знала, что он боится потерять ее – видела это в его глазах, в том, как он обнимал ее после приключений – и сама боялась того же. Они, не сговариваясь, старались не разделяться, кроме того самого первого дня, когда она, выйдя из своей комнаты, не обнаружила его в консольной. Он слегка испугал ее тогда – она давно не видела его таким разъяренным… вообще не видела его таким разъяренным с этим лицом.

Роза вздохнула. Кого она пытается обмануть? Что-то было явно не так. И дело было не в том, что их отношения словно достигли какой-то невидимой черты, переступить которую она не решалась, а Доктор не напоминал ей о тех словах, которые она сказала ему за секунду до того, как его образ растворился там, на пляже. Как и она не напоминала ему, что он так и не закончил то предложение. Роза пыталась убедить себя, что у них еще достаточно времени. Но, кроме повисшей между ними недосказанности, было что-то еще.

***
Доктор был у консоли ТАРДИС, когда Роза вышла из коридора. Он взглянул на нее и широко улыбнулся, и она снова отогнала от себя эти мысли.

– Ты только посмотри на это, Роза! Планета разноцветных облаков! – Он показал на экран ТАРДИС. Действительно, по небу этой планеты плыли облака всех цветов радуги.

– Что это, особый эффект местной атмосферы? – поинтересовалась Роза.

Доктор пожал плечами.

– Не знаю, но почему бы не выяснить? – Доктор взглянул на монитор, читая информацию. – Планета называется Канори, население дружелюбное, в войнах не участвует. Посмотрим? – Он протянул ей руку. Роза, улыбнувшись, вложила в нее свою, и они поспешили к двери.

Планета встретила их шумом и криками. Роза и Доктор оказались на достаточно широкой поляне, где собралось, как подумала Роза, население целого городка – не меньше тысячи мужчин, женщин и детей. Лица у них отливали темно-фиолетовым цветом, вместо волос на голове было какое-то подобие перьев – впрочем, присмотревшись, Роза решила, что это, скорее, головные уборы.

Доктор потянул ее прямо в толпу, и Роза побежала за ним, рассматривая все вокруг себя с нескрываемым интересом. Она подняла голову вверх, любуясь великолепием цветов. Солнца не было видно, но свет, проходя сквозь облака, окрашивал все вокруг в самые разнообразные оттенки. Роза обернулась, чтобы позвать Доктора, но он куда-то делся.

– Привет! Потеряла кого-то?

Роза оглянулась. Ей улыбался довольно привлекательный, как ей показалось, парень чуть помладше ее. Она кивнула:

– Да, я здесь была с одним человеком…

– Не беспокойся, все равно до начала праздника еще далеко.

– Что за праздник?

– Первое в этом году мерцание облаков. Самое красивое зрелище на небе.

– Это что-то вроде северного сияния? – начала было Роза, но, увидев его недоуменный вид, махнула рукой: – Ладно, неважно.

Они разговорились. Молодого канорийца звали Сат, и Роза сразу же прониклась к нему симпатией. Он рассказал, что его родители были учеными и сейчас находились на небольшом островке неподалеку отсюда, и жалел, что они пропустят начало.

– Это уже оно? – спросила Роза, показывая на внезапно ставшие более прозрачными облака. И вот первый солнечный луч проник на поляну.

Но Сат застыл в ужасе и неверии. И у всех остальных канорийцев был такой вид, словно сейчас произойдёт что-то невероятно страшное.

– Что случилось? – спросила Роза. Люди бежали мимо, не оглядываясь. Она еще раз взглянула на небо. Облака словно собрались совсем рассеиваться, и сквозь них показалось солнце. Но местные явно были этому не рады – они кидались в укрытие.

– Ты что, разве не видишь, что сейчас выглянет солнце? Катастрофа! Надо прятаться! – Сат схватил ее за руку и потянул вперёд. Роза помчалась за ним.

– Зачем нам прятаться от солнца? – спросила она, когда они оказались под защитой деревьев. Парень бросил на неё непонимающий взгляд.

– Это какой-то очень странный способ покончить с собой, – наконец сказал он. – Или излучение на тебя не действует?

Он окинул её взглядом.

– Излучение? – переспросила Роза.

– Без облаков мы умрем за пару часов, самое большее. И это довольно мучительная смерть, – ответил он.

Они забрались в какую-то щель под огромным раскидистым деревом, и Роза стала расспрашивать подробнее.

Как оказалось, разноцветные облака на Канори были не только красивым элементом пейзажа – они в буквальном смысле поддерживали разумную жизнь планеты. Спасительная красота, подумала Роза. Солнце Канори было смертельно для местных жителей – облака задерживали солнечную радиацию, но стоило им рассеяться, и местным жителям грозила опасность. К счастью, плотный слой облаков почти всегда покрывал небо. Все опасные дни были просчитаны учеными, и о них знал любой ребенок. И сегодня не был один из таких дней.

Из укрытия им было видно, как поляна осветилась солнечным светом. Трава и цветы приобрели привычные глазу оттенки. Роза окинула взглядом все вокруг. Люди, насколько она могла их видеть, были в относительной безопасности, укрывшись под широкими кронами деревьев, но выражения их лиц были тревожными. Роза заметила, что цвет их кожи поменялся на серовато-лиловый – она не знала, было ли это результатом волнения или же просто прежний цвет был игрой света, проходящего сквозь облака.

Роза подумала, насколько безопасно будет ей выйти на свет – солнце не казалось ей так уж сильно отличающимся от земного, так что, возможно, с ней ничего не случится. Но ее мысли прервал незнакомый гул.

Сат достал из кармана устройство, напоминающее рацию, и поднёс его к уху. Лицо его побледнело сильнее.

– Что-то не так? – спросила Роза. Он кивнул.

– Мои родители... Они там, на острове… они занимаются исследованиями, и… Они не смогут покинуть его при таком ярком солнце, и там нет никакого укрытия!

Он вскочил с выражением полного отчаяния на лице и был уже готов броситься вперед, но Роза дернула его за рукав, заставив снова сесть.

– Доктор! Нужно его найти! Он поможет, обязательно!

Она схватила Сата за руки и посмотрела ему в глаза:

– Послушай. Оставайся здесь. Я обещаю, что мы сможем помочь твоим родителям. Ты можешь передать им, чтобы они не волновались и просто ждали помощи?

Он покачал головой:

– Это просто приемник… нет обратной связи.

Роза кивнула. Жаль, но, видимо, мобильные телефоны здесь не использовались.

– Ничего страшного. Просто объясни мне, где находится этот остров.

Выслушав сбивчивые объяснения Сата, Роза поднялась на ноги и вышла из укрытия.

Ничего не произошло. Она не почувствовала ничего необычного – просто солнечный свет. Роза вздохнула с облегчением. Так она и думала – возможно, организм этих людей просто не смог выработать защиту от солнечного излучения.

– Роза! – Кажется, искать Доктора не придется. – Что ты делаешь? – Он втащил ее за руку под прикрытие деревьев. – Здесь нельзя находиться! Это солнце опасно!

В его взгляде было беспокойство. Да, Роза знала, что он боялся ее потерять. Она сама не раз просыпалась в ужасе от того, что все это окажется лишь сном. Она сама за последний месяц не раз удерживала себя от того, чтобы ходить за ним по пятам или неделями не покидать ТАРДИС… И да, она догадывалась, что причина того, что за последний месяц Доктор выбирал только спокойные, безопасно-скучные планеты, была в том, что он чувствовал то же самое. Но понимала, что это спокойствие ненадолго.

– Да, я знаю, – отмахнулась она. – Для них. У Сата родители в опасности, и они погибнут, если мы им не поможем!

Доктор кивнул.

– Хорошо, – сказал он, сбрасывая с себя плащ и накидывая Розе на голову. – Пока я не смогу сказать точно, что местное солнце безопасно, лучше тебе не рисковать.

Даже если это было так, они не в первый раз оказываются под воздействием радиации. Роза знала, что, когда они доберутся до ТАРДИС, все будет в порядке. Но она не стала спорить.

– Я с вами! – Сат явно не был настроен оставаться.

Доктор покачал головой. Но Роза умоляюще посмотрела на него, и он нехотя согласился. Роза, несмотря на неодобрительный взгляд Доктора, накинула большую часть плаща на Сата, и они помчались так быстро, как могли, в указанном тем направлении.

***
– Благодарим вас, – с достоинством произнес отец Сата – высокий старик (его темно-фиолетовое лицо было изборождено глубокими морщинами) с бородой из мелких серебристых перьев. – Мы бы погибли, если бы не ваше своевременное прибытие.

Доктор кивнул и улыбнулся.

– Ну что ж, все спасены, больше никаких неожиданностей не предвидится, так что нам пора. Роза, пойдем!

Роза помедлила. Ей хотелось еще немного побыть здесь, с Сатом и его родителями, и полюбоваться планетой. Потому что сейчас, когда опасность миновала и небо снова затянули облака, Канори была прекрасна.

Видимо, это и было то зрелище, о котором говорил Сат. Облака мерцали, переливаясь разноцветными всплесками, и словно светились изнутри вспышками огня. Лучи, окрашенные всеми оттенками радуги, плавно двигались по земле.

Роза взглянула на Доктора. И он собирался пропустить это великолепие?

– Мне нужно проверить, все ли с тобой в порядке, – настойчиво повторил Доктор. – Ты была под солнцем…

– И оно не навредило мне! Не больше, чем в день гибели Земли! – ответила Роза.

– Да, но ты не знаешь, какие могут быть последствия! – Он понизил голос. – Я не могу рисковать тобой!

– Девушка побывала под солнцем Канори, и оно не навредило ей? – Отец Сата подошёл поближе. – Она не пряталась в этой машине? – Он кивнул в сторону ТАРДИС.

– Я не думаю, что ваше солнце может повредить мне, – спокойно сказала Роза. – Всегда отличалась крепким здоровьем.

– У тебя белая кожа, – взволнованным голосом добавил старик. – Девушка с белой кожей, которой не страшно солнце Канори! Мать, ты слышала это? – Женщина кивнула. – Это значит, что пророчество должно исполниться.

– Какое пророчество? – спросил Доктор.

– Древнее пророчество говорит о том, что когда к нам придет девушка с белой кожей, которой не страшно солнце Канори, то она сможет и нам помочь не бояться солнца, – сказал отец Сата.

– И каким образом это произойдет?

Он взял ее за руку.

– Вы позволите нам провести некоторые анализы? Я давно работал над решением этой проблемы… но мне не хватает кого-то, кто обладает нечувствительностью к местному излучению. И, возможно, я нашел такого человека.

Роза взглянула на Доктора.

– Мне кажется, есть повод остаться, – сказала она, улыбаясь. У них будет шанс помочь населению этой планеты!

Но Доктор, казалось, не разделял ее энтузиазма.

– Роза, мы должны идти.

Он отвел ее в сторону, где их не могли слышать, и зашептал:

– Роза, они, возможно, используют тебя для своих опытов. Мы не знаем, насколько это безопасно.

– Доктор, но они могли погибнуть! Им нужна эта возможность создать лекарство, или вакцину, или что там еще! Ты сам слышал, что отец Сата сказал: сегодняшний день – не ошибка ученых. Атмосфера ведет себя все более непредсказуемо, и они рискуют…

– Ты рискуешь! Ты продолжаешь рисковать собой! Ты не знаешь, что требуется для их экспериментов – уж точно не пара капель крови!

– Доктор, ты никогда не отказывался спасти людей…

– И я спасал сотни, тысячи их! И что будет здесь? Ты пожертвуешь всем, а они даже не скажут ни слова благодарности!

– Доктор, с каких пор тебе стала нужна благодарность? – Роза попятилась. – Ради чего ты делаешь это, Доктор? Отказываешься им помочь?

– Для того, чтобы ты была в безопасности, – это самое важное! К тому же, – неохотно добавил он, – всего через пару сотен лет их солнце взорвется, и планета перестанет существовать. Ничего не останется.

– Ничего? Но тогда разве не стоит дать им прожить эту пару сотен лет, не боясь гулять под солнцем? – спросила Роза.

– Мы отказываемся, – громко сказал Доктор отцу Сата. – Мы достаточно здесь сделали, и вы можете найти свое сбывшееся пророчество в ком-нибудь ещё! О чем оно еще говорит?

– О том, что с ней будет мужчина со знаком смерти на челе, – спокойно произнес старик.

Доктор отвернулся и ничего не ответил, но Роза успела заметить страх в его глазах.

– Мы ничем не можем вам помочь, – добавил он, открывая двери ТАРДИС.

«Никогда не спорь с водителем», – с горечью подумала Роза, заходя внутрь.

Глава 6


Когда они вошли в ТАРДИС и Доктор закрыл за собой дверь, Роза не бросилась к нему в объятия, как делала это обычно. Она отошла в сторону, и он заметил, что она глотает слезы.

Чего она ожидала? Что он мог сделать? Он не может спасти всех, но может держать ее в безопасности. Она должна понимать, что для него это важнее всего.

– Роза… – Он решился подойти к ней, обхватил ее за плечи и заставил посмотреть на него.

Роза взглянула на него непонятным взглядом, в котором отражались жалость, неверие и что-то, похожее на страх.

– Мне лучше уйти, – она попыталась отодвинуться от него. – Ты изменился, и я не знаю, что с тобой происходит. Мне нужно побыть одной.

Не дожидаясь ответа, она повернулась и вышла в коридор, оставив его стоять возле консоли, растерянного и разозленного. Но он сдержался, чтобы не броситься за ней. Нужно дать ей шанс, и она поймет, что ничего не изменилось. Они так же, как и прежде, смогут путешествовать по вселенной, даже лучше – теперь он не допустит, чтобы с ней хоть что-то случилось.

Она вышла в консольную несколько часов спустя – он пытался найти ее, но ТАРДИС спрятала ее комнату, словно будучи на стороне Розы – с явными следами слез на лице, которые даже не попыталась скрыть.

– Пожалуйста, отвези меня домой, – сказала Роза.

Домой. Явно не в мир Пита, значит, на Землю. Куда и в какое время? Он бы предпочел держаться подальше от Земли, но если Роза настаивает, то можно выбрать временной период на пару лет позже тех трагических событий.

– Ладно, – сказал Доктор. – Если ты хочешь, мы можем сделать это. К тому же ТАРДИС нужно заправиться.

– Я хочу забрать кое-что с моей квартиры, – сказала Роза. – Можем мы попасть домой сразу после… после того, как мы отправили их всех в пустоту?

Это уже хуже. Доктор запустил руку в волосы.

– Боюсь, что не получится, – решил признаться он. – Я был там после… после всего. Мы рискуем нарушить временные линии.

– Так много людей считают меня мертвой. Шарин, друзья Микки… И его тоже!

– И что ты им скажешь? Что вы волшебным образом переместились во времени и пространстве? – Это было резонным, в конце концов, у нее больше нет никого, ради кого стоило бы регулярно возвращаться на Землю. – К тому же, у тебя больше нет дома, – добавил Доктор. – Официально вся твоя семья мертва. В вашей квартире живут другие люди. Тебе некуда возвращаться.

Роза посмотрела на него почти со слезами.

– А мои вещи? Фотографии?

Он не хотел вспоминать о первых днях без нее. О том, как, когда он смог хоть немного придти в себя после ее потери – кажется, несколько месяцев спустя... – когда он смог наконец-то найти в себе силы вернуться в Лондон... незадолго после катастрофы, то он зашёл в ее квартиру и сгреб все вещи, хоть как-то значимые для Розы, в одну груду, и отнес в ТАРДИС. Забросил в пустую подвернувшуюся комнату – на тот случай, если она когда-либо вернется, – и так и не нашел в себе сил больше заглянуть туда.

У него еще не было времени вернуть их… так что, наверное, сейчас самый подходящий момент.

– Они здесь, – признался он. – Я… я забрал их после того, как вы оказались в мире Пита. Должны быть в одной из комнат.

Роза кивнула, но не сдвинулась с места. Казалось, она хотела спросить еще о чем-то, но не решалась.

– Доктор… – наконец неуверенно начала она, – сколько времени я провела в мире Пита?

Он почувствовал, как ТАРДИС покачнулась. Нет, это ему показалось. Доктор моргнул и отвернулся. Главное – сохранять спокойствие.

– Роза, – начал он, но она перебила.

– Тебе не нужно меня обманывать. Доктор, пожалуйста… – она смотрела на него умоляющим взглядом.

– Ты здесь, со мной, сейчас, разве не об этом ты меня просила?

Он знал, что она тоже этого хотела, что это было для нее самым главным. Вернуться к нему. Ради этого она прорывалась сквозь вселенные, ради этого она рисковала собой. Она была готова пожертвовать всем ради него, так почему же теперь, когда он это сделал, она смотрит на него почти с ужасом?

Роза закусила губу и помотала головой.

– Да, но… Доктор, ты не можешь рисковать ради меня всей вселенной. Или даже несколькими жизнями.

«Спасти весь мир, но потерять тебя». Разве она забыла об этом? Конечно, он готов рискнуть ради нее многим – даже жизнями.

– Я ничем не рискую, я могу управлять всей вселенной. Ты хочешь спасти канорийцев? Или, хочешь, мы вернем Джеки и Пита в нашу вселенную? Это практически невозможно, но можно попытаться, если найти один правильный момент времени… О Роза, я гений! Мне кажется, я почти нашел…

Роза вскинула голову, словно хотела что-то сказать, но потом передумала.

– Просто отвези меня домой, – сказала вместо этого она.

Доктор посылает ТАРДИС на два месяца вперед после того, как они спасли мир от детей Давроса. Лондон, Пауэлл Эстейт, двор ее бывшего дома. Пусть Роза навестит Шарин – ему тоже нужно время, чтобы решить, каким образом он сможет сделать так, чтобы больше не потерять ее.

Несколько часов спустя он отправился на поиски. Но Розы нигде не было. Он заглянул к Шарин, но та даже не знала, что Роза жива. Отбившись от бесконечных расспросов и восклицаний девушки, Доктор вернулся в ТАРДИС. Там, в комнате Розы, он и обнаружил записку, привязанную к ключу.

«Прости, я не могу так. Это неправильно».

Доктор разорвал записку в мелкие клочки и сел, обессилевший, на кровать Розы. Он сделал невозможное ради того, чтобы вернуть ее – как он мог потерять ее? Он обязательно вернет ее.

Глава 7

Роза попрощалась с Реем и вышла на улицу, размышляя обо всем, что ей удалось узнать.

Значит, это было правдой. Он не вернулся за ней тогда. Если раньше у Розы еще оставались сомнения, то теперь она точно это знала. Когда сны стали более подробными – в них добавились бесконечные путешествия по параллельным вселенным в поисках Доктора, – Роза решила, что нужно найти хоть кого-то, кто сможет пролить свет на происходящее. Отец Рей не был единственным, кого она помнила по своим снам, но его она выбрала именно потому, что была с ним абсолютно не знакома. Она решила, что если он существовал реально, то все остальное вовсе не плод ее воображения. Значит, это правда, она была на Земле, в этом времени, несколько раз – каждый раз чувствуя, что Доктор где-то здесь, и каждый раз не встречая его.

И Джек был жив, и он должен быть здесь! Вот только где его искать? В мире Пита Роза знала только одну организацию, занимающуюся исследованиями инопланетной жизни и путешествиями во времени и между мирами, – и это был Торчвуд. И хотя тот Торчвуд, который разлучил их с Доктором, больше не существовал, должны были оставаться другие его отделения. Например, в Кардиффе.

***
Роза решила, что Торчвуд в Кардиффе должен был быть на том же месте, что и в мире Пита, - это казалось логичным. Вот только кто работает в этом отделении Торчвуда? Роза продолжала расхаживать взад и вперёд на том месте, где, как она предполагала, он находился, и тут ее окликнул знакомый голос, который она никак не ожидала здесь услышать.

– Микки! – Роза бросилась на шею бывшего бойфренда. Тот поднял ее и закружил.

– Я думал, ты так занята путешествиями с Доктором, что совсем забыла меня! – ухмыльнулся Микки.

– Я думала, ты остался в параллельном мире, – сказала Роза.

Он опустил ее на землю и недоуменно посмотрел на нее:

– Разве Доктор не сказал тебе?.. Я сам попросил его. Моя бабушка там, в мире Пита, умерла, и мне больше незачем было там оставаться.

Роза покачала головой:

– Я… я больше не путешествую с Доктором, – добавила она.

– Как так? Я думал, глядя на вас там, на пляже, что у вас все в шоколаде.

Роза отвела взгляд.

– А как мама? Пит?

– У них все хорошо! Ну, то есть они все так же ссорятся по нескольку раз за день, в основном из-за Тони… Да, ты же даже не знаешь, что Джеки родила мальчика и назвала его Тони!

Роза знала. Она смутно помнила это из своих снов.

– Микки, послушай, – она хотела рассказать, но он перебил ее.

– О, кстати, – Микки порылся в карманах, – Джеки просила передать, когда я тебя встречу… – Он достал из бумажника фотокарточку. – Но я точно не знал, когда увижу тебя, поэтому таскал все время с собой.

Роза взяла фотографию. Ей улыбались мама, Пит и полузнакомый ребенок лет двух – Тони, ее брат. В горле защемило, и Роза сглотнула. Она больше никогда их не увидит.

– Микки? Тебе не кажется, что твои воспоминания… изменились? Или что ты помнишь то, чего абсолютно точно не было?

Он покачал головой.

– Нет, ничего такого. А ты?

Она кивнула.

– Я помню, как Тони был младенцем, хотя я никогда его не видела. И его первый день рождения. Пит тогда закатил такой прием, а мама ругалась, что он полностью нарушает его режим, хотя в душе была рада, что теперь может себе это позволить – покупать дорогие подарки и принимать столько гостей, сколько захочет. И я помню Торчвуд, и как мы строили пушку, чтобы пересечь вселенные, потому что звезды гасли…

– Мы начали этот проект еще с тобой, помнишь? – сказал Микки. – И когда ты… когда Доктор вернулся за тобой, мы все равно продолжили над ним работать. И когда звезды начали гаснуть и стало понятно, что что-то не так и нам нужен Доктор, я отправился его искать.

– Он изменил реальность, Микки.

– Но откуда ты это знаешь? Ни я, никто другой, кто знал Доктора, этого не почувствовал.

Роза немного помолчала и потом предложила единственное объяснение, которое казалось ей подходящим.

– Помнишь, когда я вернулась спасать Доктора? Тогда, когда мама пригнала этот грузовик, и мы открыли сердце ТАРДИС, и я заглянула внутрь?

Он кивнул:

– Такое не забыть.

– Так вот, мне кажется, что частичка того существа все еще живет во мне. Существа, которое видело все время и пространство, и все, что будет, и все, что могло бы быть.

***
Роза замолчала и просто взяла Микки за руку. Она взглянула наверх. Где-то там был ее Доктор. Был ли он один или же кто-то был рядом с ним? Она не знала. Ей ужасно захотелось оказаться рядом, забыть обо всем, что произошло, представить себе, что ничего не случилось, что она все та же, прежняя, двадцатилетняя Роза Тайлер, которая просто оказалась запертой в параллельном мире ненадолго, но это было невозможно.

– И что ты теперь будешь делать? – Роза промолчала. – Вернешься к нему, я так полагаю? – Микки усмехнулся: – Ладно, я все понимаю. Смирился с этим еще в мире Пита.

– Я люблю его, Микки, – сказала Роза. Что бы ни случилось, одно было неизменным. Ее чувства к Доктору. – Но я не могу вернуться к нему. Понимаешь, он сказал мне тогда, что вселенные разрушатся, если он вернется за мной. Значит, случилось что-то, из-за чего он перестал бояться разрушить мир ради меня. И я боюсь, что… что если я буду с ним, то, когда мне будет грозить опасность, он больше не задумается о том, что важнее – мир или я. И в конце концов случится что-то непоправимое.

– Думаешь, без тебя он способен на более разумные решения? – хмыкнул Микки.

– Я не знаю, – призналась Роза.

Она понимала, что не может это откладывать бесконечно. Ей нужно будет принять решение, и в скором времени. Она понимала это, но пока что была не готова встретиться с ним снова.

Когда она спасла своего отца, то Доктор простил ее. Но это было импульсивное, непреднамеренное решение. Если бы Доктор рискнул тогда всем под влиянием момента и нашел способ вернуть ее, то это было понятно. Она видела Доктора и в отчаянии, и в гневе, видела его легкомысленным и радующимся жизни… но она не видела его сознательно отказывающимся кому-то помочь, не позволяющим себя убедить. Нет, она была не готова вернуться.

Глава 8

Доктор был один. Он не чувствовал себя победителем. Он бросил все на то, чтобы вернуть её, и что? К чему это привело? Мог бы даже и не пытаться изначально. О, он мог попробовать вернуться и попытаться все изменить ещё раз... мог отыскать Розу и заставить ее вернуться... мог попытаться создать идеальный мир, и привезти туда Розу, и найти способ для неё существовать вечно... но он понимал, что все это будет бесполезно.

Кто-то должен умереть, сказал ему Даврос тогда, и он был прав. Все еще не было закончено. Так или иначе, ему придётся платить. Но Роза была здесь, и Донне не пришлось стирать воспоминания. У него получилось лучше в этот раз.

Доктор закрыл глаза, представляя их будущее – точнее, много его вариантов, со всевозможными переплетениями. Он нахмурился: что-то было лишним, что-то мешало нитям времени складываться в идеальную картину. Словно кто-то грубо заштопал дыру, и теперь все время и пространство пытались сгладить эти неровности, оборвать лишние нитки… Доктор послал корабль на Землю.

Когда ТАРДИС материализовалась, Доктор бросил взгляд на монитор. Так и есть. Он прекрасно знал, где окажется. Если бы его корабль с той же настойчивостью привел его туда, где была Роза – хоть раз! Но нет – корабль не поддавался ни на уговоры, ни на приказы, словно специально пряча ее. Специально отказываясь материализовываться в этом промежутке времени, а если Доктору и удавалось заставить старушку выбрать правильный временной период, то возникнуть где-то в окрестностях Лондона казалось нереальной задачей.

Впрочем, в последнее время корабль, кажется, изменил свое решение не появляться здесь. Потому что Доктор обнаруживал себя на этом месте последние пару недель. И он знал, что хотела от него ТАРДИС, но не мог решиться сделать это. Он часто представлял себе, как навестит Донну – и, конечно же, получит от неё пару затрещин за то, что оставил ее. За то, каким именно образом они расстались.

продолжение в комментариях

@темы: третий тур, тексты, гет, Десятый Доктор

URL
Комментарии
2017-05-16 в 21:16 

Big Who Bang
читать

URL
2017-05-16 в 21:17 

Big Who Bang
читать

URL
2017-05-16 в 21:18 

Big Who Bang
читать

URL
2017-05-17 в 11:19 

Anchela
Очень понравилось. Спасибо.

ПыСы: ссылки на скачивание не рабочие.

2017-05-17 в 11:23 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Anchela, ссылки добавлю, спасибо... Только вчера вечером инет заработал, просто не успела залить файлы еще.

2017-05-17 в 12:58 

esterka
Anchela, спасибо!

2017-05-17 в 16:43 

flamarina
magic always comes with a price
Меня всегда радуют истории, где Доктор всё-таки попытался что-то сделать... А то как-то даже обидно: Роза бьётся-бьётся, пытаясь к нему вернуться, а он только и делает, что отсылает её.
Единственное, конечно, мне немножко не хватило объёма =( Ну то есть... Ведь в начале Роза наверняка хотя бы какое-то время была уверена, что всё хорошо, да и до решения своего дозрела не сразу. И Доктор не с порога начал вести себя странно. Мне так кажется.

2017-05-17 в 18:30 

esterka
flamarina, спасибо за отзыв!
Объема мне бы тоже хотелось побольше, но пока что не получается. Кажется, 13-15 тыс. для одного текста – это мой максимум на сегодняшний день ))).

   

Big Who Bang

главная